Союз виноградарей и винделов России На главную страницу
На главную страницу Карта сайта Обратная связь
Новости информационно-аналитического портала Виноградарство и виноделие РоссииТорговая система предприятий виноградарско-винодельческой отрасли РоссииЗаконодательство виноградарско-винодельческой отрасли РоссииАнализ виноградарства, виноделия и рынка винаМаркетинговые технологии виноделияТехнологии виноделияТехнологии виноградарстваСистемы автоматизации для виноградарских и винодельческих предприятийВыставки, конференции, фестивалиИнвестиционные проекты виноградарский компаний и винодельческих хозяйств РоссииВ помощь потребителюВинный туризмНовые статьи, материалы, обзорыГПРСХЦПВРезультаты поиска
Анализ виноградарства, виноделия и рынка вина / Российский рынок виноградарства и виноделия: состояние, анализ, тенденции, прогнозы / Алкогольный рынок России (2006 год)

Алкогольный рынок России (2006 год)

Волшебное слово Президента

2006 год можно назвать наиболее тяжелым для алкогольного рынка за последнее десятилетие. Как известно, виной всему явилось принятие новой редакции закона «О государственном регулировании» и неумелые действия государства при его реализации на практике. В тот период, когда кризис только разгорался, в Госдуму был внесен еще один законопроект о дополнительном усилении госрегулирования в алкогольной сфере. Его разработал один из соавторов нынешней алкогольной новации — Председатель думского комитета по экономической политике и предпринимательству Валерий Драганов.

Согласно представленной пояснительной записке, новые поправки должны были ввести госмонополию на производство и оборот этилового спирта и нефасованной спиртосодержащей продукции. Впрочем, даже при беглом изучении проекта можно прийти к выводу, что предлагаемая система госмонополией, по сути, не является. Этим расхожим обозначением авторы документа подменяют предлагаемое ими дальнейшее усиление госрегулирования на алкогольном рынке.

 
Итак, какие же дополнительные инновации предложил ввести г-н Драганов на этот раз?
Законопроект содержит такое понятие, как «установление производственных мощностей по производству этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции». Расчет этих мощностей производится, исходя из характеристик всего основного технологического оборудования, находящегося в собственности юридического лица. То есть государство, по замыслу разработчиков, должно оценивать, какой максимальный объем этилового спирта или алкогольной продукции может производить данная организация.

Вводится предварительное прогнозирование и планирование объемов производства и потребления этилового спирта и нефасованной спиртосодержащей продукции. Производство, поставка и потребление должны осуществляться только при наличии уведомлений, которые выдаются уполномоченным федеральным органом по предоставлении целого ряда документов.

В течение 90 дней предприятие должно отчитаться об использовании полученного этилового спирта или спиртосодержащей продукции. Помимо уведомлений, производители обязаны до начала очередного года подавать в уполномоченный федеральный орган так называемые «сообщения» на планируемый в очередном году объем производства, поставки и потребления этилового спирта или нефасованной спиртосодержащей продукции. Таким образом, их производство и потребление в течение очередного года будет возможно только по уведомлениям, в пределах установленных производственных мощностей и согласно поданным сообщениям.

Первый негативный отзыв данный законопроект получил из Правительства еще на стадии обсуждения в первом чтении. В заключении, подписанном вице-премьером Александром Жуковым, в частности, указывается: «реализация положений проекта…, по существу, направлена на создание системы планирования объемов производства этилового спирта, алкогольной и нефасованной спиртосодержащей продукции, предусматривающей выдачу разрешений на поставку и закупку указанной продукции, что представляет собой возвращение к действовавшей системе квотирования, ранее доказавшей свою неэффективность». Кроме того, по мнению Жукова, проект вторгается в сферу действия других федеральный законов, в частности, Налогового и Гражданского кодексов, «О лекарственных средствах» и «О лицензировании отдельных видов деятельности», причем в ряде случаев прямо противоречит им.

Впрочем, несмотря на отрицательное заключение Правительства, в мае Госдума приняла драгановский проект в первом чтении. Второе чтение было намечено на осень. Несмотря на некоторую доработку документа, в июле негативную оценку ему дало уже Правовое управление Госдумы. Думские юристы в очередной раз указали авторам на юридически неправильные формулировки документа: «Законопроект,… предусматривая меры государственного регулирования…, отождествляет это регулирование с «государственной монополией»…, что, на наш взгляд, неверно, поскольку установление государственной монополии предполагает осуществление такой деятельности только государственными организациями.

Но в данном случае речь идет о государственном регулировании указанной деятельности путем установления ограничений для участников указанных отношений, к которым относятся организации независимо от форм собственности». К сожалению, данные замечания также остались без внимания и не сказались на намерении авторов «протолкнуть» законопроект. Своеобразную точку в этом процессе поставил Президент, который также написал отрицательное заключение, возымевшее волшебное воздействие — законопроект исключили из рассылки и по некоторым данным, сняли с повестки дня. Сам Валерий Драганов пообещал кардинально переработать документ и внести в Госдуму его новую редакцию. В связи с этим редакция «ИВ» сочла нужным обратиться к крупным предпринимателям с вопросами на эту тему.

«ИВ»: Как сказалось бы принятие проекта Драганова на алкогольном рынке в целом
и на вашем предприятии, в частности?

Юрий Никулин, генеральный директор ЗАО «ЛИВИЗ»:
— Введение госмонополии на производство спирта привело бы к сокращению числа игроков на алкогольном рынке и их укрупнению, и, как следствие, увеличению доходов от продажи спиртосодержащей продукции в пользу государства.

Сергей Зивенко, Президент ТПГ «Кристалл»:
— Принятие этого закона обернулось бы для нашего предприятия большими убытками. Я полагаю, и со мной, думаю, согласятся другие участники рынка, что сначала необходимо разобраться с ЕГАИС, которая до сих пор не функционирует нормально. В то время, как система дает колоссальные сбои, подобный закон только усугубит сложность ситуации на рынке.

Михаил Щербаков, генеральный директор компании «Русский рецепт и К»:
— Наша компания владеет спиртовым и водочным производством. Мы готовы сотрудничать с государством, согласны на любые его контролирующие шаги по отношению к нашей деятельности. Мы — предприятие легальное и законопослушное, контроля не опасаемся. Но эта замечательная инициатива не должна принести дополнительных бюрократических проблем легальным производителям. Государство обязано отвечать за эффективность своих предложений, досконально прорабатывать механизмы их осуществления, вводить их в действие только в «отлаженном» состоянии. Текст проекта закона вселяет опасения — некоторые его формулировки расплывчаты и нечетки, а потому могут повлечь очередной чиновничий разгул.

Майя Мазус, руководитель компании «Snow Queen» в России:
— Этот законопроект подменяет государственное регулирование процедурой, связанной с государственным посредничеством. При этом хотелось бы отметить, что те же самые депутаты являются авторами 102 закона, который отменил все важнейшие рычаги государственного регулирования в алкогольной отрасли. Я думаю, что для каждой компании и для всего рынка в целом принятие данного закона обернулось бы очередным бременем, создающим препоны для нормальной работы, конкуренцией с теневым алкогольным рынком и материальными потерями.

«ИВ»: Уменьшиться ли объем «левого» алкоголя в случае принятия данного закона, как предполагают авторы законопроекта?

Сергей Зивенко:
— Бесспорно, нет. Объем «левого» алкоголя существенно увеличится... По сравнению с прошлым годом он уже возрос в разы.

Михаил Щербаков:
— Если предполагаемый закон и механизмы осуществления его положений будут четко и серьезно проработаны, то это, безусловно, приведет к уменьшению объемов нелегального алкоголя. Пока же «левый» алкоголь, несмотря ни на какие усилия властей, неплохо себя чувствует. Его годовой оборот оценивается в 100 млн. дал в год, при этом оборот легального — 140 млн. дал. Цифры почти сопоставимы, что просто недопустимо.

Майя Мазус:
— Нет, не уменьшится. Существующий опыт создания таких моделей, на примере Украины, не смог повлиять на объем «левого» алкоголя.

«ИВ»: Как вы относитесь к возможности введения полной госмонополии на оптовую и розничную торговлю алкоголем и производство алкогольной продукции, о чем периодически говорят чиновники разного уровня?

Юрий Никулин:
— В абсолютном виде монополии не было ни в одной стране мира. В настоящее время в ряде стран существует государственный контроль алкогольного рынка, но не монополия. С учетом реалий российского общества, ее «классический» вариант имеет больше шансов ухудшить ситуацию на рынке, нежели положительно повлиять на нее.

Сергей Зивенко:
— Госмонополию в России вводить не нужно. Как уже неоднократно показывала практика, это приводит к стагнации рынка. Производство должно быть рентабельным, тогда и собираемость налогов в бюджеты различных уровней будет больше.

Михаил Щербаков:
— Я отношусь к этой идее отрицательно. Она ни к чему хорошему не приведет, эффективность отрасли резко снизится. Пример уже есть — «Росспиртпром». Этот гигант, которому были созданы привилегированные условия работы — самый большой должник, практически банкрот. Не выиграет и потребитель, которому придется забыть о широком ассортименте алкоголя на полках магазинов — узок станет круг продукции для выбора.

Майя Мазус:
— Мое отношение — отрицательное. Наведение порядка в данном секторе экономики возможно и без радикальных решений — посредством поддержки легального бизнеса, организации действенного государственного контроля, делающего невозможным развитие теневого бизнеса.

 

Тяжелое похмелье ЕГАИС
В конце августа — начале сентября по России прокатилась волна массовых алкогольных отравлений. Информация об этом поступила из разных регионов, в частности из Белгородской, Воронежской и Тверской областей. По различным данным, в этот период отравилось порядка тысячи человек и около 50 из них погибло. В масштабах всей страны эта цифра, на фоне обычной статистики, не выглядела бы так ужасно, однако суть в том, что все эти отравления произошли всего в нескольких отдельно взятых регионах. По версии правоохранительных органов эти случаи отравления — не что иное, как цепь случайных совпадений. Однако, согласитесь, когда в течение недели в одном небольшом городе Старый Оскол в больницы поступило 340 человек, это говорит о том, что на рынок вышли опасные для жизни алкогольные суррогаты. Взможно, даже расфасованные в «правильные» пустые бутылки. Кстати об этой проблеме участники алкогольного рынка заговорили уже зимой, когда новые акцизные марки только появились. Сегодня, спустя 8 месяцев, в Минсельхозе, наконец-то ее осознали. Суть состоит в том, что новые акцизные марки не повреждаются при открытии бутылки. По данным СУАР, в крупных городах уже полным ходом идет сбор пустой стеклотары с марками, имеющими все легальные атрибуты. В такую бутылку можно налить все, что угодно. Безусловно, можно будет только порадоваться, если в результате ввода ЕГАИС алкогольный рынок России станет боле прозрачным и цивилизованным. Но пока же приходится констатировать, что государство, занятое введением системы тотального контроля, не только не смогло или не захотело начать серьезную борьбу с преступниками, но и, напротив, дало им определенное «конкурентное» преимущество, что сразу отразилось на здоровье наших сограждан. И от этого нельзя отмахнуться…

Источник: «Империя вкуса»