Союз виноградарей и винделов России На главную страницу
На главную страницу Карта сайта Обратная связь
Новости информационно-аналитического портала Виноградарство и виноделие РоссииТорговая система предприятий виноградарско-винодельческой отрасли РоссииЗаконодательство виноградарско-винодельческой отрасли РоссииАнализ виноградарства, виноделия и рынка винаМаркетинговые технологии виноделияТехнологии виноделияТехнологии виноградарстваСистемы автоматизации для виноградарских и винодельческих предприятийВыставки, конференции, фестивалиИнвестиционные проекты виноградарский компаний и винодельческих хозяйств РоссииВ помощь потребителюВинный туризмНовые статьи, материалы, обзорыГПРСХЦПВРезультаты поиска
Анализ виноградарства, виноделия и рынка вина / Российский рынок виноградарства и виноделия: состояние, анализ, тенденции, прогнозы / Девальвация винной истины

Девальвация винной истины

Рынок вина: кризис как альтернативный вариант развития

Постулат «In vino veritas» («истина в вине») девальвируется на глазах. Мировой рынок вина и так последние 10 лет переживал не лучшие времена. В целом в мире потребление вина стагнировало на фоне перепроизводства в Старом свете, и рост наблюдался только на отдельных, локальных, рынках новых «винных» стран — России и Китая, например. Что сегодня происходит в экономике РФ, уточнять не надо.

Девальвация винной истины Региональный синдром

Условия нового кризиса создают дополнительные серьезные проблемы не только для мирового, но и для российского виноделия. В частности, проблемный сырьевой вопрос. С одной стороны, меньшие риски и большая устойчивость как раз у игроков, которые располагают собственной сырьевой базой. Что для них курсовые валютные виражи — так, тема для обсуждения в курилке и блогах, ибо им не нужно импортировать виноматериалы. Или не нужно их импортировать на 100%. И совсем другое дело — стартапы — компании, которые находятся в процессе развития собственных виноградарских комплексов. Лоза начинает давать полноценный урожай лишь через пять лет после высадки. И все это время в нее надо вкладывать, вкладывать и вкладывать, ничего не получая взамен. Не считая первоначальных затрат на покупку земли, саженцев, техники и освоения технологии посадки и защиты посадок от вредителей и болезней.

Есть и еще одна сложность в этом бизнесе — развитие виноградарского комплекса не законсервируешь в процессе реализации этого проекта. Стройку, к примеру, можно заморозить, это будет регулярно влетать в копейку, зато проект в более тучные годы можно будет реанимировать. Для виноградарства же создание своих плантаций, почти как сталелитейное производство в доменной печи— процесс непрерывный. Остановить его — значит уничтожить.

Между тем в последние годы инвестиционная активность была очень высока: компании вкладывались в виноградарство, расширяли площади, оптимизировали существующие плантации, высаживая новые сорта по новым технологиям. Позволит ли кризис продолжать эти программы? Кому-то позволит, кому-то — нет. По данным Центра исследования федерального и регионального алкогольных рынков (ЦИФРРА), в ЮФО в 2008 г. производство виноматериалов виноградных необработанных снизилось на 28,5%, причем наибольший спад отмечен в Адыгее, РСО-Алании и Ставропольском Крае, в Дагестане — на 9,7%. А вот в Ростовской области, напротив, отмечен объемов производства прирост на 37%. Аналогичная ситуация и с виноматериалами виноградными обработанными: спад производства в по итогам 2008 г. в Краснодарском крае составил 21,4%, в Дагестане – 55,9%. Директор ЦИФФРА Вадим Дробиз объясняет подобный разброс цифр тем, что в стране отсутствует единая дата фиксации поступления виноматериалов в отрасль и на предприятия, т.е. нет привязки, например, к окончанию сбора урожая плюс какое-то фиксированное время на переработку винограда. Информация об объемах виноматериалов продолжает поступать, независимо от сезона.

Что это может означать в долгосрочной перспективе? Еще большую зависимость от импортных поставок, объем которых оценивается примерно в 60%. А также дальнейшее повышение себестоимости продукции.

Для того, чтобы России перейти на полное самообеспечение собственным российским вином и коньяком, нам необходимо производить около 85 млн дал виноматериала для виноградных вин, около 23 млн дал – для шампанских и игристых; для винных напитков – около 5 млн дал виноматериалов, а также для производства коньячных спиртов еще не менее 100 млн дал виноматериалов. Итого: 203 млн дал виноматериалов, – таковы данные Центра «ЦИФРРА».

Для того, чтобы обеспечить полностью сегодняшние потребности российских производителей за вычетом импортируемых к нам готовых у употреблению вин и коньяков нам в 2008 г. понадобилось: около 51 млн дал виноматериалов для производства виноградного вина в России; около 21 млн дал – для производства шампанских и игристых вин; не менее 40 млн дал для производства коньячных спиртов. Итого – 112 млн дал виноматериалов. А мы производим исходя из площадей наших виноградников всего не более 20 млн дал. Все остальное – может быть пока поставлено только по импорту.

Рынок вина: за одного битого двух небитых дадут

А есть ли хоть что-либо позитивное и если есть, то что?

Начнем с того, что нынешние финансовые беды — это просто кризис, а никак не дефолт и уж точно не крах. Одна из самых одиозных фигур Рунета, бессменный ведущий блога «с неприличным названием», как обычно представляют его СМИ, — Антон Носик — дал очень точную и емкую характеристику происходящим кризисным процессам на одной из своих лекций, посвященных тем возможностям, которые открыты благодаря кризису, сказал: «Кризис — это метла, выметающая малоэффективные компании... А чтобы оказать эффективным, нужно всего-навсего ликвидировать статьи расхода, не имевшие никакого отношения к бизнесу. В том числе — на корпоративные подарки, на которые в нашей стране уходило более полумиллиарда долларов в год... Главное, не доводить оптимизацию издержек до абсурда».

Что есть в активе игроков национального винного рынка? Во-первых, девальвация рубля. По сравнению с бивалютной корзиной (55% – доллар + 45% – евро) национальная валюта по сравнению с предкризисным июлем 2008-го «просела» на 50%. Как и в 1998-м, в долгосрочной перспективе это означает значительные преференции для всех отечественных игроков, независимо от того, используют они собственное сырье или разливают импортные виноматериалы на своих мощностях. Понятно, что при расчете за иностранное сырье основной платежный инструмент это значительно подорожавший доллар, зато все остальные платежи, включая денежноемкие логистические статьи расходов, осуществляются в рублях. Именно благодаря значительной недооцененности национальной валюты в 98-м и поднялась российская промышленность. Импортные аналоги просто перестали быть мало-мальски конкурентоспосбными особенно в условиях значительного падения покупательского спроса.

Так, Андрей Медведев, генеральный директор компании «Вериго» считает: «Перспективы развития отечественного виноделия весьма неоднозначны. С одной стороны, на лицо очевидные трудности, связанные с нестабильностью российской экономики и колебаниями курсов валют, приводящими к росту цен на комплектацию, а значит – и на конечную стоимость продукции. С другой же стороны, в условиях падения покупательной активности и снижения спроса на дорогую продукцию у российских вин появилась новая возможность занять свое место в потребительской корзине. Поэтому, принимая во внимание все сложности текущего момента, я все же смотрю в будущее российского виноделия с оптимизмом».

Кстати, о покупательском спросе в нынешних экономических условиях. В частности, о том, что вектор потребительских предпочтений смещается из винного сегмента даже не в смежную, а в совершенно иную товарную категорию — в сегмент недорогой водки. Тенденция неоптимистичная и, мягко говоря, нездоровая — как для рынка, так и для нации. Тем более, что доля контрафакта в водочной категории превысила 50% – этакая дихотомия добра и зла в отдельно взятой отрасли.

При таком диагнозе метод лечения, извините, только один – проверенный и классический — стимулирование потребительского спроса. Любыми доступными способами, из которых наибольший КПД, особенно с учетом наложенных на алкогольную отрасль ограничений, приносит именно реклама. Только вот рекламные акценты несколько меняются. На первый план выходят В2В и ивент-маркетинг.

Что мы имеем в реальной жизни? Компании наперегонки соревнуются: кто больше секвестирует рекламный бюджет. А чиновники всех уровней твердят об одном: необходим жесткий режим экономии, несмотря на то, что стимулирование покупательского спроса — это самый реальный и самый эффективный способ влить в экономику живые деньги.

На руку отечественным производителям вин еще и тот факт, что в России все-таки появилась определенная культура потребления алкогольных напитков, и особое, довольно трепетное отношение к качественным винам. Этим глупо не воспользоваться. Оптимизация расходов? Это хорошо! Управление издержками? Отлично! Но, цитируя того же г-на Носика, не надо «доводить оптимизацию издержек до абсурда», ибо сегодня устойчивость и эффективность отдельно взятой бизнес-единицы складывается из множества факторов, а не только из ее умения урезать расходы.

Это в 1998 году кризис был системным, структурным, а сейчас он циклический. Так что просто пересидеть пару лет, балансируя на грани рентабельности — не вариант. Любой кризис — это невозможность продолжать игру по старым правилам, и после краткосрочного периода хаоса и отсутствия всяких правил любая экономическая система придет в некое взвешенное, относительно стабильное состояние и начнет функционировать по новым правилам. Значительные внутриотраслевые рокировки неизбежны, а вместе с ними и передел долей рынка. Кто кого потопит? Сразу приходят на ум две лягушки, волею судьбы свалившиеся в горшок со сливками. Одна тут же сложила лапки и пошла ко дну, а вторая, благодаря своей активной жизненной позиции и умению мобилизоваться, сумела превратить сливки в масло.

И еще одно относительно активной жизненной позиции и ее ценности в нынешних реалиях. У кризиса-2008 три особенности: никто не знает, когда будет дно; никто не знает, как это лечить; никто не был к этому готов. Все верно в отношении всех участников российского экономического пространства за исключением, пожалуй игроков винного рынка. У них уже была отличная возможность повысить собственную устойчивость и увеличить коэффициент прочности после пике 2006 года, когда росчерком пера главного санитарного врача РФ Г. Онищенко сроком на 2 года было наложено эмбарго на всю винодельческую продукцию Молдавии и Грузии, которые на тот момент держали 60% всего винного рынка — и виноматериалов, и готовой продукции. Отличный оказался тренинг для тех, кто выжил. Да и для отрасли в целом — неплохая санация после того, как «сошла вся пена».

Старая история развития рынка закончилась. Новая только начинается.

Источник: my-sn.ru