Союз виноградарей и винделов России На главную страницу
На главную страницу Карта сайта Обратная связь
Новости информационно-аналитического портала Виноградарство и виноделие РоссииТорговая система предприятий виноградарско-винодельческой отрасли РоссииЗаконодательство виноградарско-винодельческой отрасли РоссииАнализ виноградарства, виноделия и рынка винаМаркетинговые технологии виноделияТехнологии виноделияТехнологии виноградарстваСистемы автоматизации для виноградарских и винодельческих предприятийВыставки, конференции, фестивалиИнвестиционные проекты виноградарский компаний и винодельческих хозяйств РоссииВ помощь потребителюВинный туризмНовые статьи, материалы, обзорыГПРСХЦПВРезультаты поиска
Анализ виноградарства, виноделия и рынка вина / Российский рынок виноградарства и виноделия: состояние, анализ, тенденции, прогнозы / Импорт вина (2006 год)

Импорт вина (2006 год)

Импорт вина-2006: прорвемся?

Продолжающаяся с начала года сумятица на алкогольном рынке не обошла стороной ни один его сегмент. Однако если в целом по рынку преобладали количественные изменения: полная остановка производства, сменившаяся его бурным ростом, укрупнение одних компаний и уход с рынка других и т.д., — то ситуация на рынке импортной продукции явилась блистательным примером того, как один изящный росчерк чиновнического пера может запустить «цепную реакцию» качественных изменений.

Впрочем, запрет на ввоз молдавской и грузинской винодельческой продукции, введенный Роспотребнадзором 27 марта 2006 года, — отнюдь не единственный фактор, результатом действия которого стала та ситуация на рынке импортных вин, которую мы наблюдаем сегодня.

Оценить потери и приобретения в сегменте импортных вин и попытаться спрогнозировать дальнейшее развитие событий нам помогли специалисты отдела аналитики компании “ГБ Холдинг Вин” и других компаний-импортеров, а также эксперты алкогольного рынка.

Динамика импорта: меньше вин, хороших и разных

По данным отдела аналитики “ГБ Холдинг Вин”, по итогам первого полугодия 2006 года общая емкость винного рынка составила 25,2 млн дал, что на 30% меньше, чем по итогам аналогичного периода прошлого года. Динамика изменения емкости других сегментов алкогольного рынка куда менее печальна: производство и импорт водки и ликероводочных изделий сократились на 18%, коньяка, напротив, выросли на 16%. В результате государственного вмешательства в оборот вина в России его доля на алкогольном рынке, составлявшая в конце 2005 года 7,1%, за шесть месяцев текущего года сократилась на 2,8%— до показателя 4,3%.

На значительное сокращение емкости винного рынка в первом полугодии 2006 года повлияло падение объемов импорта. Произошло сокращение объемов винного производства и импорта в 2006 году по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Согласно этим данным, объем винного импорта по итогам первых шести месяцев текущего года составил около 8,6 млн дал (с учетом ввезенных виноматериалов— 13 млн дал). Если учесть, что в прошлом году в Россию, по статистике Национальной алкогольной ассоциации, было ввезено 57,2 млн дал. вина и виноматериалов, сегодняшние показатели по импорту следует признать в высшей степени неутешительными.

Самые низкие показатели по ввозу в Россию зарубежных вин зафиксированы во втором квартале этого года. В первом квартале в большей или меньшей степени сохранялись тенденции предыдущих месяцев: объемы закупок отечественными компаниями импортного вина не претерпели значительных изменений за счет взаимоуравновешивающего влияния двух различных закупочных стратегий.

Предполагая, что январская ситуация с дефицитом новых марок повторится и на рынке импортной продукции, многие компании постарались ввезти максимально возможное количество вина до 1 апреля, в то время как другие, опасаясь не распродать всю продукцию со старой маркировкой до 1 июля, намеренно сокращали объемы ввоза и оставляли в своем ассортименте только самые ходовые позиции.

Сокращение объемов импорта во втором квартале 2006 года было связано, во-первых, с введенным в конце апреля запретом Роспотребнадзора на ввоз молдавских и грузинских вин и коньяков, а во-вторых, с дефицитом марок нового образца. В результате за период с апреля по июнь 2006 года в Россию было ввезено всего 40% от объема импорта только одного месяца — марта этого же года. Многие компании-импортеры начали получать марки нового образца лишь в конце апреля, а завезли первые партии импортной продукции с новой маркой и того позже.

Сокращение импорта вина в Россию произошло практически по всем странам его происхождения (рис. 1; данные предоставлены компанией “ГБ Холдинг Вин”). В первую очередь, конечно, это коснулось продукции из Молдовы и Грузии.

За счет фактического прекращения импорта этих вин во втором квартале, общие показатели по их поставкам по итогам 1-го полугодия сократились, соответственно, на 69% и 60% по сравнению с результатами за аналогичный период 2005 года. Довольно значительно— на 50%— сократились объемы поставок украинских вин. По остальным странам-поставщикам импорт вин сократился в среднем на 25%. Исключений немного: Италия (+10%), ЮАР (+10%) и Германия (+6%).

Примерно на треть по сравнению с 2005 годом сократилось и общее количество стран-поставщиков: в прошлом году вино в Россию поставлялось из 31 государства (это средний по месяцу показатель), в то время как во втором квартале 2006 года, по данным “ГБ Холдинг Вин”, таких стран оказалось всего 22.

Проблемы на рынке импортных вин привели и к сокращению количества импортеров. Во втором квартале 2006 года их число составило 71 компанию — на 52 компании меньше, чем по результатам за аналогичный период прошлого года. (cм. Рис.1)

 

Рис.1. Структура импорта вина по странам происхождения в 1-м полугодии 2006 г., дал

Страна происхождения

1-е полугодие 2006 г.

2006/2005

Доля %

Молдавия

3 168 469

-69%

36,89%

Болгария

1 652 520

-38%

19,24%

Франция

768 456

-20%

8,95%

Грузия

606 897

-60%

7,07%

Испания

464 234

-25%

5,41%

Германия

419 512

6%

4,88%

Италия

332 759

10%

3,87%

Аргентина

317 748

-7%

3,70%

Чили

263 032

-2%

3,06%

Украина

256 520

-50%

2,99%

Прочие

337 877

-32%

3,93%

Общий итог

8 588 025

-53%

100,00%

 

Ситуация с объемами ввозимого вина и сегодня остается достаточно критической. По данным СУАР, на 5 июля этого года объем ввезенных импортных вин с новыми марками составил всего 4 миллиона бутылок (при среднем показателе, составляющем порядка 650 млн бутылок в год). На начало августа в Россию было ввезено порядка 20 млн бутылок вина с марками нового образца.

По мнению аналитика отдела маркетинга компании “ГБ Холдинг Вин” Надежды Дзыновой, сложившаяся на винном рынке ситуация по своим масштабам сопоставима с той, в которой оказался рынок в результате дефолта 1998 года. Для сравнения: в последние годы импорт вина в Россию стабильно рос в среднем на 30% в год.

 

Рынок вин: качественные изменения

Уход молдавских и грузинских поставщиков освободил на российском винном рынке достаточно крупную нишу. Главным вопросом остается: для кого? “Новый” рынок импортных вин еще окончательно не сформировался, перераспределение сил между странами-поставщиками продолжается до сих пор. Учитывая то, что общий объем винного импорта сократился по итогам первого полугодия на целых 53% (данные “ГБ Холдинг Вин”), удастся ли импортерам вообще сохранить эту нишу за собой? Быть может, борьба за вожделенные проценты окончится триумфальной победой российских производителей, чьи потери за тот же период составили всего 1,3%?

В первом квартале года — до “молдавского кризиса”— между странами-экспортерами сохранялось традиционное распределение сил. В четверке лидеров, контролировавших в совокупности около 85% рынка импортных вин, первое место принадлежало Молдавии, далее шли Болгария, Франция и Грузия.

Ввиду большого “удельного веса” этих стран на нашем винном рынке состав ведущей четверки по итогам 1-го полугодия не изменился, однако доли Молдовы и Грузии сократились. Молдова потеряла 18% рынка; ее доля по итогам 1-го полугодия составила 36,9%. Доля Грузии сократилась на 1,3% и составила 7,07%. Доля же оставшихся двух участников четверки, напротив, выросла: Болгарии — на 4,6, Франции — на 3,7%. На 2,2 и 2% соответственно выросли доли итальянских и испанских вин.

Сегодня импортеры и оптовики, торгующие импортным вином, не просто ищут наиболее близкую по соотношению цены и качества замену вышедшей из оборота продукции. “Обжегшись” на молдавском и грузинском вине, они хотят оградить себя от подобных рисков в будущем: диверсифицируют ассортимент, выходят в новые ценовые сегменты, расширяют пул поставщиков.

“В эконом-сегменте произошло полное перераспределение,— отмечает Сергей Капустин, директор по развитию компании “Янтарная гроздь”, 65-75% оборота которой до апреля этого года составляла продукция Молдовы.— На сегодняшний день ввиду объективных причин мы можем предложить своим клиентам только Болгарию и Германию. На сентябрь запланированы поставки французских, венгерских, испанских и аргентинских вин. Для “Янтарной грозди” новые поставщики— это Франция, Венгрия и Германия”.

“После запрета Грузии и Молдовы произошло перераспределение на коммерческие вина Италии, Испании, Чили, ЮАР”,— сообщает директор департамента маркетинга и развития компании “ЮНИСАМ-ПЕТЕРБУРГ” Павел Воробьев.

“Молдавский и грузинский сегмент, как нам кажется, крупнейшие игроки рынка будут пытаться закрывать винами производства Болгарии, частично российским товаром или недорогой Испанией”,— считают в компании “Золотая гроздь”. Наш респондент подчеркнул неслучайность употребления слова “пытаться”: проблема получения новых марок стоит достаточно остро еще для очень многих импортеров.

Среди винодельческих регионов, которые сегодня представляют значительный интерес для импортеров, упоминаются Болгария, Франция, Чили, Аргентина, Испания, Германия, Италия, Венгрия, ЮАР, Австралия, США. По мнению директора департамента информации Союза участников алкогольного рынка Вадима Дробиза, именно винам Нового Света, начавшим стремительно набирать популярность полтора-два года назад, окажется под силу заставить покупателя перестать “оплакивать” исчезнувшие с прилавков грузинские вина. “Органолептические свойства грузинских вин весьма специфичны.

Никакое другое вино не заменит Грузию по этим показателям! — считает В. Дробиз. — Поэтому скорее всего покупатель будет просто выбирать среди самых интересных предложений в том же ценовом сегменте”. Наиболее значительная доля в ценовом сегменте от 150 до 200 рублей на полке, в котором продавалось 75% всего грузинского вина, сегодня принадлежит Франции.

Однако это достаточно традиционный для российского рынка продукт, уже занявший прочное место в иерархии потребительских предпочтений. Многие марки чилийских и аргентинских вин позиционируются в этой же ценовой категории. “Вина Нового Света популярные, “модные”, — продолжает В. Дробиз. — К тому же, южноамериканским виноделам отлично удаются белые вина, потребление которых в последнее время стало расти. Поэтому думаю, что, несмотря на вкусовую “полярность”, самые высокие шансы “откусить” часть рынка грузинских вин — у продукции из Аргентины и Чили”.

А что сегодня происходит в той ценовой категории — до 85-90 рублей за бутылку на полке, — где было представлено практически 80% всего молдавского вина? Ранее, напоминает представитель СУАР, более половины этого сегмента занимали вина из России, часть занимали вина Болгарии и небольшую долю вина из Украины.

Из опрошенных нашим журналом импортеров и оптовиков ни один не сообщил о своем намерении заняться вместо молдавских вин активным продвижением украинских, а вот Россия, наряду с Болгарией и рядом других регионов, в качестве нынешнего или потенциального “эрзаца” Молдовы фигурировали довольно часто.

“Расправить крылья” и “отбить” наконец часть винного рынка у соседей по СНГ давно мечтали и сами российские производители. Многие игроки винного рынка уверены, что в сложившихся обстоятельствах отечественным виноделам действительно удастся за счет освобождения серьезной “молдавской” ниши отвоевать дополнительный процент рынка.

 Один из факторов, который, помимо ценового позиционирования, должен этому поспособствовать,— “схожесть молдавских и южно-российских винодельческих традиций” (“Золотая гроздь”). Типичный пример компании-импортера, включившейся в активную работу с отечественным производителем,— “Янтарная гроздь”. Ее директор по развитию Сергей Капустин рассказал о планах фирмы по сотрудничеству с рядом заводов Ставрополья и Краснодарского края, заметив, что ранее “российским ответом” обширной коллекции молдавских вин в ассортиментном портфеле компании была продукция единственного поставщика – компании “Винный Двор “Ясаково”.

Евгений Добров, директор по развитию группы компаний Driada Wine Holding, уверен, что до 50-70% продукции, которая придет на рынок взамен молдавской, будет производиться в России. Украине “отойдет” 20-30, Болгарии — 10-15 и винам дальнего зарубежья — 5-10% молдавского рынка.

В то же время большинство наших респондентов высказали мнение, что, несмотря на дефицит импортной продукции и начавшийся в связи с этим рост цен, зарубежным винам в целом удастся сохранить свои позиции на российском рынке за счет устойчивого спроса на эту продукцию со стороны покупателей.

Неоправданной считает эйфорию по поводу бурного роста отечественного винпрома эксперт СУАР Вадим Дробиз, чью точку зрения разделяет ряд участников рынка: Россия ни технически, ни технологически не готова к тому, чтобы “залить” отечественный рынок вином должного качества. Он уверен, что сложившаяся ситуация может способствовать подъему не более чем трех десятков наиболее крупных и активных российских винопроизводителей.

 Чтобы трезво взглянуть на перспективы российских виноделов, рассуждают специалисты, достаточно оценить ситуацию с отечественными виноматериалами. Павел Воробьев (“ЮНИСАМ-ПЕТЕРБУРГ”) называет временными потери на рынке импортного алкоголя и предполагает, что в будущем часть импортного коммерческого вина будет разливаться внутри России, в то время как “великие” вина будут по-прежнему ввозиться из знаменитых винодельческих регионов.

По мнению В. Дробиза, наиболее негативным следствием “винного кризиса” может стать сокращение потребления вина в России на 30-35%. “За последние пять-шесть лет потребление вина на душу населения выросло в два раза — с рекордно низких 3-х до 6 литров в год,— рассказывает представитель СУАР. — При этом не секрет, что рынок вина прирастал в основном за счет импортных, прежде всего молдавских вин. Кстати, эффективные маркетинговые технологии — выпуск продукции линейками, включающими вина от полусухих до десертных, разработка мини-зонтичных брендов и т.п.— в отечественном виноделии тоже начали внедряться во многом благодаря компаниям, работавшим с молдавской продукцией.

 Отечественный потребитель благодаря этим винам получал возможность вкусить “красивой жизни” по вполне сходной цене — 85-90 рублей за бутылку. Что поставщик сможет предложить этой категории потребителей сегодня? Самое “слабенькое” российское вино, которое продавалось по цене 75 рублей, а теперь, ввиду винного дефицита и вполне закономерного желания розницы компенсировать свои убытки, подорожало на 15-20, а то и 50%? Или дешевые столовые вина Испании, Франции, Нового Света стоимостью не менее 110 рублей?

Человеку несведущему может показаться, что все это — вина одной ценовой категории, однако большая часть потребителей молдавского вина — люди с довольно низкими доходами, для которых разница в 20-30 рублей все равно что пешком до Луны!”

Вадим Дробиз дает весьма неутешительный прогноз: уход с рынка молдавских вин может привести к тому, что значительная часть потребителей вина переключится на другие напитки — водку, слабый алкоголь, пиво, а то и вовсе на какие-нибудь дешевые суррогаты. Не найдя пропавшему с полок продукту достойную замену по показателю “цена-качество”, покупатель переориентируется на один показатель — цену.

Впрочем, все эти ужасы нам обещаны лишь в том случае, если запрещенная в конце апреля 2006 года продукция в ближайшем будущем не вернется на полки…

Возвращение молдавских вин: со щитом иль на щите?

Официально этого никто не объявлял, но рынок с некоторых пор полнится догадками и предчувствиями: в скором времени Россия может вновь открыть свои торговые границы для винодельческой продукции из Молдовы. Что ждет молдавские вина в России: триумфальное возвращение на полки или жесткая борьба за несколько процентов рынка, которую поставщики вместе с импортерами начнут с нулевой отметки?

Большинство опрошенных нашим журналом импортеров и оптовиков воспринимают возможное скорое возвращение на российский рынок молдавских вин положительно и даже выражают готовность возобновить работу с этим продуктом. Но — с определенными оговорками.

“По экономическим показателям молдавские вина были и остаются оптимальным продуктом для российского рынка. Поэтому работа с этим поставщиком будет продолжена,— уверен Евгений Добров. — С другой стороны, структура спроса на вина в России постепенно меняется, в том числе под влиянием антирекламы молдавской продукции. Поэтому в случае возвращения на рынок молдавского вина наш портфель будет диверсифицирован с учетом возможных рисков”.

О необходимом в случае возобновления поставок из Молдовы пересмотре ассортиментного портфеля говорит и Сергей Капустин, несмотря на позитивный в целом настрой по отношению к этой продукции: “Качественное молдавское вино востребовано российским потребителем; наработанный годами опыт работы с данной продукцией никто не собирается выбрасывать в корзину. Мы искренне надеемся, что разумный подход в бизнесе преодолеет конъюнктурщину”.

Представитель российской фирмы, эксклюзивно представлявшей на отечественном рынке продукцию одного из крупнейших молдавских производителей, сообщил о намерении своей компании в случае разблокирования запрета на молдавские вина продолжить заниматься только этой продукцией.

Напомним, что достаточно большая группа российских импортеров и оптовиков до недавнего времени специализировалась исключительно на дистрибуции молдавских вин; многие из них имеют местные заводы в полной или долевой собственности. Информацию о том, как данная компания-дистрибьютор, решившая не менять своего торгового профиля, “выживает” в настоящий момент, наш респондент раскрывать не стал.

По мнению компании “Золотая гроздь”, в результате проводимой в российских СМИ негативной кампании в отношении вин Молдавии этот рынок наверняка значительно уменьшится, даже если ограничения будут сняты и продукция опять войдет в Россию. “Конкуренция в этом сегменте будет сумасшедшая. Мы вряд ли захотим на первом этапе в ней участвовать, тем более что эта продукция не была для нас основной”,— говорит представитель компании.

Наш опрос показал, что многие компании готовы вернуть в свой ассортимент самые ходовые позиции, но делать ставку на вина Молдовы в ближайшем будущем не рискнут. “Не уверен, что мы будем столь же плотно, как раньше, работать с Молдавией,— мы нашли достойную замену этой продукции. Впрочем, некоторые позиции при случае с удовольствием вернем в эконом-класс”,— говорит Павел Воробьев.

Вывод напрашивается такой: будущее у молдавских вин на российском рынке есть, но отнюдь не безоблачное. Вадим Дробиз считает, что при самых благоприятных условиях на полки сможет вернуться лишь половина той продукции, которая была представлена в России до этого.

Эксперт СУАР связывает это, во-первых, с тем, что эта продукция будет впредь подвергаться намного более строгой проверке, а во-вторых, с ее неминуемым удорожанием. “Вернуться на старые позиции молдавские производители смогут лишь за счет жесткого демпинга,— считает Вадим Дробиз. — Если поставщики пойдут на это, то, возможно, на первых порах смогут занять даже больший, чем раньше, процент рынка. Но рано или поздно им все равно придется повысить цены. Ну а если молдавские вина войдут в одну ценовую категорию с недорогой продукцией дальнего зарубежья, то поставщикам придется очень тяжело”.

Проблемы насущные

“ЕГАИС”,— в один голос отвечают представители различных компаний-импортеров на вопрос о том, что в наибольшей степени затрудняет их работу в настоящий момент. Отгрузки товара в опт и розницу сократились в десятки раз, причем именно по техническим причинам, никак не связанным с коммерцией, сокрушаются предприниматели.

Импортеры также жалуются на нехватку новых марок, равно как и на отсутствие четких схем и правил приема и переоклейки ввезенной до 1 апреля продукции. Осязаемыми результатами на “фронте” перемаркировки, которую импортеры должны произвести до 29 декабря этого года, ни одна из участвовавших в нашем опросе компаний похвастаться так и не смогла. Впрочем, только ли в отсутствии правил здесь дело? Как признался один из наших респондентов, “перемаркировка пока ни у кого не началась. У всех полно других, более насущных проблем. Да и время еще есть”. Участники рынка импортных вин уверены, что уложатся с перемаркировкой в срок,— деваться им в любом случае некуда.

По мнению Вадима Дробиза, тот факт, что до 1 июля не было распродано значительное количество не только премиальной, но и низко- и среднеценовой продукции со старой маркировкой, отчасти объясняется закупочной политикой ретейлеров: “Чтобы распродать всё до последней бутылки, импортеры должны были везти лишь самые ходовые товары. Но продавцу не нужны отдельные позиции— ему нужны серии. Может, высокорентабельных позиций в каждой из них всего одна или две, но оформленная в едином стиле линейка помогает привлечь внимание покупателя к “нужному” продукту”.

Зато с чем сейчас практически никто из импортеров не испытывает проблем, так это с дистрибуцией. Количество торговых компаний, занимающихся алкоголем, после 1 июля существенно сократилось, зато те оптовые и розничные игроки, что остались на рынке, “готовы брать что угодно, лишь бы продукция была проведена через ЕГАИС” (Павел Воробьев, “Юнисам-Петербург”). П. Воробьев отмечает, что западные сети в этом плане более строги, в то время как российские ориентируются не столько на формальные критерии, сколько на репутацию поставщика.

Ситуация в кои-то веки изменилась в пользу поставщика: в условиях дефицита импортного алкоголя покупатели борются буквально за каждую бутылку. “Проблем с дистрибуцией никаких, кроме одной: отсутствия необходимого для регионального рынка количества продукции и ассортимента”,— сообщает Сергей Капустин. И делится еще одним удивительным наблюдением: “На сегодняшний день практически все продается в предоплату”.

Кстати, многие участники рынка, а вместе с ними и аналитик СУАР Вадим Дробиз, видят в образовавшемся на рынке дефиците импортного алкоголя и другой плюс. “Наше счастье, что кризис пришел на потребительский рынок. Именно дефицит товара на полках заставил власти наконец обратить внимание на проблемы в отрасли и взяться за их решение”.

Впрочем, В. Дробиз уверен, что скоро рынок импортного вина ждут новые потрясения. Как только ситуация более или менее нормализуется— марки начнут поступать регулярно и в нужных количествах, работа ЕГАИС будет налажена,— импортеры, жаждущие поскорее компенсировать понесенные материальные убытки, начнут завозить продукцию “в бешеных количествах”, что приведет к так называемому “кризису переимпорта”: наличие избыточного количества товара будет способствовать ожесточению конкуренции. По мнению эксперта СУАР, очередного кризиса на рынке импортного вина следует ждать уже в январе 2007 года.

Источник: «Спиртные напитки и пиво»