Союз виноградарей и винделов России На главную страницу
На главную страницу Карта сайта Обратная связь
Новости информационно-аналитического портала Виноградарство и виноделие РоссииТорговая система предприятий виноградарско-винодельческой отрасли РоссииЗаконодательство виноградарско-винодельческой отрасли РоссииАнализ виноградарства, виноделия и рынка винаМаркетинговые технологии виноделияТехнологии виноделияТехнологии виноградарстваСистемы автоматизации для виноградарских и винодельческих предприятийВыставки, конференции, фестивалиИнвестиционные проекты виноградарский компаний и винодельческих хозяйств РоссииВ помощь потребителюВинный туризмНовые статьи, материалы, обзорыГПРСХЦПВРезультаты поиска
Анализ виноградарства, виноделия и рынка вина / Российский рынок виноградарства и виноделия: состояние, анализ, тенденции, прогнозы / Коньячный сегмент на российском рынке

Коньячный сегмент на российском рынке

Рынок коньяка: 100% «коллапсо­устойчивость»

Знаете поговорку: за одного битого двух небитых дают? Так вот, в нынешнюю непростую экономическую фазу российские участники алкогольного рынка вошли подготовленными, натренированными и обладающими повышенным коэффициентом и запасом прочности.
Наверное, если бы словосочетание «финансово-экономический кризис» не было сегодня самым употребляемым на всем мировом информационном пространстве, большинство наших «алкоголиков» нынешнего кризиса вообще бы не заметили, отметив лишь «некоторое общее снижение ликвидности и деловой активности».

Очень верно охарактеризовала ситуацию Елена Васильева, руководитель комитета развития Группы Компаний «КиН», сказав: «Преимущество российских производителей алкоголя состоит прежде всего в том, что у нас есть закалка и мы к кризисам привычные».

Действительно, если бросить ретроспективный взгляд на историю национального алкогольного рынка России за последние несколько десятилетий, то станет ясно, что относительно спокойных было всего несколько лет, которые можно пересчитать по пальцам одной руки. Жизнь в коллапсе – привычное, нормальное состояние для участников алкогольного рынка РФ, как бы абсурдно это ни звучало.

Эпопея сухих законов в Советском Союзе; дефолт 1998 года; введение системы акцизных складов в 2001 году; интервенция импортной продукции в 2004 году; и, наконец, 2006 год – год введения ЕГАИС и наложения эмбарго на поставки виноматериалов. Иными словами, в самые «тучные» и безоблачные для всех остальных отраслей промышленности годы алкогольное производство, виноградарство и виноделие развивались в особой экономической зоне, где постоянно штормило. Те, кто не выдерживал такой «режим бизнеса» уходили с рынка – их просто смывало очередной волной, остальные наращивали экономические «мускулы». И все это на фоне постоянных внутренних рокировок, связанных с изменением структуры потребления, преумизации продукции, обострение дефицита сырья и пр.

Коньячный сегмент: все в шоке или все в шоколаде?

В итоге в одном из основных секторов отечественной экономики сложилась уникальная по своей природе ситуация: алкогольная промышленность (и коньячный сегмент в том числе) подошла к рубежу 2008-2009 гг. структурированной, сегментированной, брендированной, «обороноспособной», с четким позиционированием и лояльным покупателем. Правда, с весьма слабыми флангами, на которые напирает и будет напирать нелегальный рынок и противопоставить которому добросовестному алкогольному бизнесу сегодня, по сути, нечего, ибо государственные барьеры для теневого рынка отсутствуют, а повышение степеней защиты продукции от контрафакта – мера слабая, дорогая и малоэффективная.

Более того, коньячный бизнес как один из самых высокомаржинальных на алкогольном рынке, несмотря на сложную экономическую ситуацию, демонстрирует удивительные метаморфозы: в отрасли продолжается запуск новых коньячных проектов! Камал Микаилов, заместитель директора компании «Галактика»: «Кризис положительно повлиял на работу нашей компании: импортные поставки сократились, и это вызвало дополнительный спрос на российскую продукцию. Наиболее динамичный рост продаж показывают коньяки в низком и среднем ценовых сегментах, здесь темпы роста увеличились в 2,5 раза. Говорить об антикризисных мерах нет смысла, так как основная задача нашей компании сегодня стоит в удовлетворении растущего спроса. Компания увеличивает штат сотрудников, планирует перейти на трехсменный график работы. К нам стали обращаться импортеры, стремясь разместить у нас производство своих товарных наименований. Цены на продукцию мы намерено держим на прежнем уровне. Предприятие заказывает новые бутылки, новые пресс-формы, колпачки и прочее. Характерно, что сегодня в коньячной отрасли появляется множество новых компаний, строятся новые заводы».

Ложка дегтя в бутылке коньяка

Между тем, прогнозы аналитических агентств в отношении будущего алкогольного рынка и российских игроков неоднозначны. Например, Центр исследований федерального и региональных рынков алкоголя (ЦИФРРА) говорит о возможном банкротстве в обозримом будущем (год-два) порядка 50% компаний, без уточнения, идет ли речь только о банкротствах или о технических дефолтах в том числе. Другие аналитические прогнозы, опубликованные в открытых источниках, дают несколько более оптимистичные выводы, оценивая возможный уровень дефолтов к концу года в 20-25%.

«Многие компании сейчас находятся в сложном финансовом положении. И причины этому – снижение объема продаж и нехватка оборотных средств. Зачастую эти факторы взаимосвязаны. В текущей ситуации многие компании-дистрибьюторы значительно сокращают свой ассортиментный портфель, оставляя в нем наиболее ликвидные позиции. Предприятия же, продукция которых не успела до кризиса себя зарекомендовать на российском рынке, вынуждены терпеть убытки. Даже наличие топовых позиций в ассортименте и приемлемый уровень продаж не всегда защищает от банкротства, если предприятие испытывает дефицит оборотных средств», – отмечает Эдуард Ханган, генеральный директор Группы компаний «Гарлинг».

Алексей Позняк, директор российского представительства Первого Национального Винодельческого Холдинга подчеркивает, что главный фактор риска для компаний сегодня – это то, что, пребывая в эйфории от роста продаж 2006-2008 гг., они не уделяли должного внимания увеличению эффективности своего бизнеса. В результате сегодня многие участники не способны быстро адаптироваться к изменениям, у них отсутствует система оптимизации бизнес-процессов и прочее.

Итак, что мы имеем в итоге? По сути, мнения экспертов разделились, это означает, что истина где-то посередине. В свой актив игроки российского коньячного рынка (точнее – именно производители отечественных коньяков и бренди) могут как минимум записать: неэластичность спроса отечественного потребителя на эту категорию товаров; высокую брендированность отрасли и общую ненасыщенность сегмента.

Дистрибьюторы могут отказываться от работы с малоизвестными коньячными торговыми марками, спешно секвестируя собственные портфели, но эта тенденция вряд ли будет долгосрочной. Выведенные из матрицы торговые позиции им все равно нечем будет заменить при сохраняющемся высоком спросе на коньяки. На эти грабли в конце 2008 года наступили некоторые российские кредитно-финансовые учреждения, которые в панике, стремясь оптимизировать расходы, начали сокращать персонал. В конце года сократили, а в начале нынешнего начали принимать обратно – работать-то надо, а, как оказалось, некому.

А вот с ликвидностью все непросто. Про необходимость срочно наращивать объем кредитования реального сектора говорят и пишут чиновники всех уровней, но пока дело не сдвинулось ни на йоту. Ареальность меж тем такова: ставка межбанковского кредитования составляет 20-25% годовых, в реальный сектор деньги продаются в отдельных случаях уже под 45% годовых. Банки отказываются кредитовать производителей, боясь понижения собственной ликвидности и недоимок – сегодня темпы роста просроченной задолженности составляют порядка 20% в месяц, и есть тенденция к ускорению этого процесса. Соответственно, наращивать кредитный портфель при таком раскладе желающих среди банков не находится даже при обещаниях правительства давать госгарантии. Прекратить катастрофическое падение банковского портфеля, удержав его в «положительной шкале», так же невозможно, равно как и решить на государственном уровне, что же делать с «плохими» долгами и должниками.

«Плохими» должниками становятся тоже не от хорошей жизни: имея долговую нагрузку и привычку работать без собственных оборотных средств в отсутствии доступа к коротким дешевым кредитам, компании решают дилемму – направить денежную массу на обслуживание долга или на поддержание собственной жизнедеятельности. И вот что любопытно: у должников, имеющих неликвидный залог, больше шансов на сохранение бизнеса. Продать неликвидный залог даже с большим дисконтом у банков-кредиторов не получается, а списывать они его обычно отказываются, действуя по принципу: пока собственник жив, он будет нам должен.

Тенденции 2009 года

Итак, сегодня в коньячной отрасли формируется несколько тенденций. Во-первых, у отечественного производителя коньяка появляются дополнительные степени свободы: национальная валюта значительно подешевела, и это дает значительные ценовые преференции тем, кто работает на отечественном, рублевом сырье. Соответственно, российские коньяки становятся еще более привлекательными особенно в ситуации, когда конечная цена продукции снова начинает играть определяющую роль, а вектор потребления сдвигается в более дешевые сегменты.

Стоит отметить, что подобные преференции для отечественных алкогольных компаний не в новинку. Еще во время дефолта 1998 года с прилавков был слит весь импортный коньяк как неконкурентоспособный в условиях резкого падения рубля. Второй раз похожая возможность для отечественных производителей коньяков и вин представилась в 2006 году, когда было наложено эмбарго продукцию Молдавии и Грузии, державших на тот момент до 60% российского винно-коньячного рынка.

Во-вторых, важная тенденция – смещение потребительской активности в сторону коньяка «народного сегмента». «Происходят естественные в этих условиях подвижки в потребительских предпочтениях, – говорит Елена Васильева, руководителя комитета развития Группы Компаний "КиН". – Те, кто год назад пили исключительно импортные напитки, сейчас все больше предпочитают отечественную продукцию, которая в основной своей массе позиционируется в более дешевых сегментах. На российском рынке тоже происходит определенная дифференциация, но как это скажется на общей картине, покажет жизнь».

В-третьих, значительно увеличились случаи фальсификации продукции, в связи с чем многие компании стали вести активную борьбу против недобросовестных игроков, которые выпускают низкокачественные подделки под известные ТМ. Так, Московский Комбинат Шампанских Вин в 1 квартале 2009 года провел полный рестайлинг своей коньячной продукции. В результате значительно улучшился внешний вид бутылки: визуально она стала более привлекательной, кроме того, повысилась степень защиты напитков от подделок. Были введены несколько знаковых отличий: оригинальная бутылка, колпачок с логотипом комбината, фирменные короба для коньячных наборов. Руководство компании «Дагвино-М»проинформировало редакцию о том, что изначально коньяк «Золото Дагестана» позиционировался как продукция no name три и пять звезд. Товар был успешен, однако в последнее время участились случаи фальсификации продукции дагестанскими и другими заводами. В связи с этим руководство компании «Дагвино-М» приняло решение о рестайлинге продукта. Очень долго разрабатывалась новая этикетка, которая в последствии была зарегистрирована. Также велась работа над «индивидуальной» формой бутылки. Сегодня «Золото Дагестана» имеет свой индивидуальный визуальный образ, выполненный в соответствии с европейскими канонами. Прежде всего эти мероприятия направлены на защиту потребителя, ведь нелегальные производители, выпускающие подделки, не заботятся о качестве, нелегально используя чужой интеллектуальный продукт. В дальнейшем в компании намерены все обнаруженные случаи подделки продукции пресекать с помощью судебных исков.

И, наконец, четвертая тенденция: растущий дефицит сырья для производства коньяков. Невозможно в одно мгновение всем российским компаниям полностью перейти на производство товара из собственных виноматериалов. Да и не собрать столько винограда в тех немногих винодельческих регионах, которые есть в нашей стране – Краснодарском и Ставропольском краях. Камал Микаилов: «Остается открытым вопрос с дефицитом сырья, ведь собственных виноградников у многих производителей нет. Заводы будут вынуждены продолжать работу на импортном сырье, что отрицательно скажется на отечественном рынке. И если Украина может принять закон о том, чтобы 25% коньячного производства должно быть на основе украинского сырья, то в России для введения таких ограничений нет возможностей».

В результате игроки рынка коньяка вынуждены прибегать к импортным закупкам в больших объемах, что в настоящих условиях чревато значительными финансовыми потерями. «В связи со снижением курса рубля к евро мы вынуждены приобретать импортное сырье и комплектующие в среднем на 35% дороже в рублевом эквиваленте, чем раньше. Поэтому был проведен ряд мероприятий по оптимизации издержек и совершенствованию производственных и коммерческих бизнес-процессов, – рассказывает Игорь Кудрявцев. – В конце октября – ноябре 2008 года мы ощутили сложности у покупателей нашей продукции с платежами. Активно работая с нашими постоянными партнерами, нам удалось решить проблемы неплатежей с помощью мотивационных механизмов и совершенствования коммерческих условий сотрудничества».

В последнее время рынком алкоголя в целом и коньяка в частности всерьез заинтересовалось государство – в который раз. Отрасль стала рассматриваться как весьма перспективная по части налоговых отчислений. Отсюда – инициатива по созданию нового контролирующего органа – Федеральной службы по контролю за оборотом алкогольной продукции. Точно определить ее функции и полномочия, а главное – влияние на рынок, пока не берется никто, равно как и прогнозировать куда повернет рынок нынешний ветер экономических перемен. В общем, поживем – увидим.                        

Источник: my-sn.ru