Союз виноградарей и винделов России На главную страницу
На главную страницу Карта сайта Обратная связь
Новости информационно-аналитического портала Виноградарство и виноделие РоссииТорговая система предприятий виноградарско-винодельческой отрасли РоссииЗаконодательство виноградарско-винодельческой отрасли РоссииАнализ виноградарства, виноделия и рынка винаМаркетинговые технологии виноделияТехнологии виноделияТехнологии виноградарстваСистемы автоматизации для виноградарских и винодельческих предприятийВыставки, конференции, фестивалиИнвестиционные проекты виноградарский компаний и винодельческих хозяйств РоссииВ помощь потребителюВинный туризмНовые статьи, материалы, обзорыГПРСХЦПВРезультаты поиска
Анализ виноградарства, виноделия и рынка вина / Российский рынок виноградарства и виноделия: состояние, анализ, тенденции, прогнозы / Консолидация алкогольного рынка России

Консолидация алкогольного рынка России

Степень консолидации российского алкогольного рынка

Под консолидацией алкогольного рынка мы понимаем естественное (рыночное, конкурентное) и искусственное (административное) укрупнение компаний (производителей, импортеров, оптовых и дистрибьюторских компаний, системы ритейла и неконсолидированной розничной торговли) алкогольного рынка. Таким образом, данное явление имеет внешнюю и внутреннюю природу давления: внешняя- это административное влияние федеральной и местных властей в интересах крупного и влиятельного бизнеса; внутренняя- вызвана конкурентной борьбой: «слабых пожирают сильные» (при этом на внутреннюю природу конкуренции оказывает влияние «купленное» крупным бизнесом административное влияние; аналогична и обратная связь).

В России консолидация алкогольного бизнеса иногда носит достаточно «гуманный характер» для самого бизнеса. Та же пивная консолидация привела в интересах бизнеса к сосредоточению пивной власти над отраслью 6 компаний (доля рынка около 80%). Но даже в этом случае уже 2007 г. показал, что даже в условиях тотального контроля за рынком этих 6 компаний, решительно поднимают «голову» региональные неконсолидированные производители, которые стремятся к консолидации на своем межрегиональном уровне. Мы не говорим сейчас о влиянии пивной алкоголизации населения на наше общество, мы говорим об экономике явления. В России в ходе консолидации (а сегодня на рынке работает 296 пивных заводов) за 12 лет практически не закрывались пивные заводы, а рынок вырос в 5 раз. Есть аналогичные примеры и в собственно алкогольной отрасли: компания «Синергия», Группа Компаний «Заводы Гросс» и др. Они возрождают предприятия, дают им вторую жизнь, серьезно увеличивают объемы производства.

Российская алкогольная консолидация сопровождается периодом перехода государственной собственности в частные руки. Государство не способно эффективно владеть и руководить на федеральном уровне реальными объектами алкогольной экономики в силу специфичности и многих других особенностей нашего рынка. Поэтому государственные компании- банкроты или полубанкроты скупаются частными компаниями, одновременно идет процесс сосредоточения и консолидации частных компаний в Холдинги.

Административное влияние слабого и развивающегося государства идет вопреки принципу Макиавелли: «Разделяй и властвуй!». Такой принцип может себе позволит только сильное государство. Наше государство не способно сегодня гармонизировать на практике гарантию эффективного контроля за рынком и личных интересов власти и чиновников на алкогольном рынке. Поэтому вместо реального содействия малому и среднему бизнесу в государстве идет поддержка преимущественно крупного бизнеса и процессов консолидации.

Это выгодно власти и чиновникам: легче общаться с 10 производителями, чем со 100… Но не так уж выгодно государству и потребителям. Есть еще одна особенность консолидации алкогольного рынка по- российски: после победы на вторых выборах в 1996 г. первого президента России алкогольный рынок практически был отдан властью на откуп нелегальному рынку (его доля выросла с 40% до 60%; а объем легального рынка водки и ЛВИ на 3 года упал со 125 млн дал до 80 млн дал при реальном уровне рынка водки в 190 млн дал). Именно в тот период росли как грибы после дождя предприятия по производству алкоголя в России: водку производили более 800 заводов, только в Московской области ее производило в 2000 г. более 100 заводов (сегодня менее 30). Сегодня ту же водку с успехом производят 260 заводов, хотя справились бы и 130.
Таким образом, были специально созданы условия государством для «раздутия» количества предприятий. Гигантскому количеству частных предприятий мешали мощные государственные заводы, которые работали на одном уровне с частными. В результате создания «Росспиртпрома» была решена проблема конкуренции частного и государственного водочного бизнеса: государственный проиграл в течение года- двух. До 2006 г. шел не просто период консолидации и укрупнения, а мирным путем закрывались лишние заводы по производству алкоголя, открытые еще в прошлом веке в 90-ые г. Собственно процесс активизации консолидации административным путем ускорил 102 закон, защищающий интересы крупного бизнеса (увеличение уставного капитала и т.д., сокращение розничной торговли…). И если до 2004 г. шел преимущественно процесс укрупнения моно-производителей и сокращения избыточных предприятий, то с 2004 г. начался процесс некоторой консолидации заводов, ускоренный 102 законом в 2006.

За неумение государственной власти эффективно руководить государством и регулировать наш рынок наш алкогольный рынок и бизнес расплачивается укрупнением. Государство почему-то считает, что крупные формы легче контролировать и регулировать. Пример Украины и украинского алкогольного рынка говорит о том, что это консолидированные компании могут помочь государству на небольшом временном этапе- несколько лет – не более, так процессы на рынке продолжаются, рынок нелегальной продукции при низком уровне населения неизбежно развивается. Государственная власть России учится нами и государством управлять. Это процесс небыстрый. Не поднимись цена на нефть за 7 лет в 5 раз- все в государстве было бы иначе, в том числе и на алкогольном рынке.

Консолидация в сильном государстве должна происходить под контролем государства; оно должно определить допустимые цивилизованные уровни концентрации, пути консолидации и т.д., не ограничиваясь действиями ФАС по определению доли рынка (как это происходит в новом розничном законе). Разумное ограничение консолидации рынка должно прежде всего обеспечить гармоничные отношения государства с крупным, средним и малым бизнесом в отрасли. У нас продолжается переходный экономический и психологический переход к капитализму (социальные процессы формирования новых классов и потребительских сегментов уже завершены к 2008 г.- мы уже находимся в рамках своих социально- имущественных групп).

Исходя из целого ряда показателей, о которых ниже, наш рынок уже достаточно консолидирован. Можно считать, что в 2007 г. закончился первый этап хаотичной консолидации рынка (даже при ощутимом административном влиянии). Административное влияние на консолидацию до сих пор носит лоббистский характер в интересах крупного бизнеса (отрадно, правда, что не только в интересах федерального, но и регионального алкогольного бизнеса).

Сегодня реально по 10 компаний (или Холдингов, групп компаний) контролируют в каждом сегменте алкогольного рынка более 50% своего сегмента. Даем показатели января- сентября 2007 г., так как этот период не включает новогодний ажиотаж. Вот они- эти сегменты и эти компании.

Производственный рынок (учитываем производство собственных брендов)

-Производство спирта: 5 компаний контролируют более 60% рынка производства спирта («Росспиртпром»; «Татспиртпром»; «Талвис»; «Башспирт»; «Спиртовой комбинат» г. Кемерово; «Мордовспирт»);
- Производство водки и ЛВИ: 10 производителей контролируют более 55% рынка водки и ЛВИ («Росспиртпром»; «Русский алкоголь»; «Московский завод «Кристалл»; Группа компаний «Синергия»; Группа компаний «Веда»; «Омсквинпром»; «Татспиртпром»; Группа «Заводы Гросс»; «Башспирт»; Группа «SPI»);
- Производство виноградного вина: 10 компаний контролируют более 43% производства (ТД «МВЗ»; Холдинг «Ариант»; «Геррус-групп»; РПК «Красноармейский»; «Крайагросервис»; АПФ «Фанагория»; «Русская Лоза»; «Троникс»; «Игристые вина»; РПК «Славянский»);
- Производство шампанского и игристого вина: 5 производителей контролируют около 60% продукции («Исток», «Игристые вина»; «МКШВ»; «Дербентский завод игристых вин»; «РИСП»);
- Производство коньяка: 10 компаний контролируют более 40% рынка («КиН»; «Альянс 1892»; Кизлярский КЗ»; «Мосазервинзавод»; «Дербентский КЗ»; «ЧЗАП ОСТ-АЛКО»; «Избербашский»; «Ставропольский»; «Дагвино»; «Буденовский»);
- Производство плодового вина: 5 первых компаний контролируют более 50% рынка («Фирма Рубин»; «Винный Мир» (не импортер); «Гамма»; «Мильстрим- Черноморские вина»; «Арсенал вин»);

Рынок импортной продукции:

- Импорт водки и ЛВИ: 3 первых компании контролируют около 80% рынка («Немирофф»; «Дельта»; «ТД Мегаполис»);
- Импорт коньяка и бренди: 5 компаний контролируют около 45% рынка («Лудинг»; «П.Р. Русь»; «Арома»; «Русьимпорт»; ВХ Импорт»);
- Импорт виноградного вина: 5 первых компаний контролируют более 45% рынка (с учетом оказания услуг по импорту )- («Лудинг»; «МоРо»; «Рустимпорт», МВФ «Мегатис»; «ILS»);
- Импорт шампанских и игристых вин: 5 первых компаний контролируют около 45% рынка («ВХ Импорт»; «Бакарди РУС»; «Легенды Крыма»; «Регата»);
- Импорт плодовых вин: 3 первых компании контролируют более 50% рынка («Иматра»; «Лудинг»; ГК «Север»);
- Импорт виски: первые 5 компании контролируют около 80% рынка («Диаджео»; «П.Р. Русь»; «Руст Инк»; «Бакарди РУС»; НПК «Сервис»);
- Импорт джина: первые 3 компании контролируют более 80% рынка («Диаджео»; «П.Р. Рус»; «Бакарди РУС»);
- Импорт рома: первые 3 компании контролируют более 85% рынка («Бакарди РУС»; «Диаджео»; «П.Р.Русь»);
- Импорт текилы: первые 3 компании контролируют более 70% рынка («П.Р. Русь»; «Русьимпорт»; «Максиум РУС»);
- Импорт вермутов: первые 3 компании контролируют более 80% рынка («Бакарди РУС»; «Руст Инк»; «ВФ Мегатис»)
- Импорт ликеров и сладких настоек: 5 компаний контролируют 82% рынка («Немирофф»; «Диаджео»; «Дельта»; «Руст Инк»; «П.Р. Русь»)

Импорт сырья:

- Импорт виноматериалов: первые 5 компаний контролируют более 50% рынка («Национальный Винный Терминал»; «Исток»; «Игристые вина»; Кубань-Вино»; «Мильстрим-Черноморские вина»);
- Импорт коньячных спиртов: 5 компаний контролируют более 50% рынка («КиН»; «Вино-Коньячный Комбмнат»; «Мосазервинзавод»; «ВКК» Дагестан; «Самтрест» Санкт-Петербург);

Точно такая же ситуация, если рассмотреть рынок виноградных импортных вин в разрезе по странам: в импорте вина из каждой страны абсолютно доминируют по 10 первых компаний.

 Вероятнее всего, мы сегодня находимся на оптимальном уровне консолидации рынка крупными компаниями, на оптимальном уровне макроконсолидации. Но у нас еще «целая куча» недообанкроченных «мертвых» или «полумертвых» государственных предприятий, которые тоже надо куда-то приткнуть (большинство из них бюджетообразующие для своих мест расположения). Радует, что перестала работать схема приватизации госпредприятий через доведение до банкротства, что было государственной политикой в 2000- 2002 г.г. на алкогольном рынке.

 Весь этот клубок противоречий консолидации сможет решить только специализированный профильный федеральный орган; государству пора перестать регулировать рынок «факультативно».

 Неспроста и Счетная Палата вновь предлагает сделать что-то с акцизной политикой. Скорей всего мы на этапе великих перемен: и уж точно трехлетняя программа повышения акцизов будет скоорректирована в сторону роста вслед за уровнем инфляции… А значит и минимальная цена на водку уже в следующем году составит не менее 85 рублей со всеми вытекающими отсюда последствиями для легального рынка…

Источник: yarmarka.net