Союз виноградарей и винделов России На главную страницу
На главную страницу Карта сайта Обратная связь
Новости информационно-аналитического портала Виноградарство и виноделие РоссииТорговая система предприятий виноградарско-винодельческой отрасли РоссииЗаконодательство виноградарско-винодельческой отрасли РоссииАнализ виноградарства, виноделия и рынка винаМаркетинговые технологии виноделияТехнологии виноделияТехнологии виноградарстваСистемы автоматизации для виноградарских и винодельческих предприятийВыставки, конференции, фестивалиИнвестиционные проекты виноградарский компаний и винодельческих хозяйств РоссииВ помощь потребителюВинный туризмНовые статьи, материалы, обзорыГПРСХЦПВРезультаты поиска
Анализ виноградарства, виноделия и рынка вина / Российский рынок виноградарства и виноделия: состояние, анализ, тенденции, прогнозы / Кризис и российский алкогольный рынок. Часть 1

Кризис и российский алкогольный рынок. Часть 1

Ситуация на российском рынке алкогольной продукции. Мнение участников рынка и экспертов. Часть 1

Участники рынка и эксперты отвечают на вопрос: Какие долгосрочные последствия может иметь кризис для алкогольного рынка России?

Владимир Ковалев, Генеральный директор группы компаний "Регата":
Нынешний кризис носит глобальный, системный характер, и любой бизнес в любой стране, интегрированной в мировую экономику, прямо или косвенно почувствует на себе его влияние. Наверно, в наименьшей степени, как водится в таких случаях, пострадают производители соли и спичек - продуктов, спрос на которые в кризис традиционно растет. Негативных последствий мирового финансового коллапса по полной программе хлебнут те компании (включая алкогольные), которые на момент развертывания кризиса занимались реализацией какого-нибудь дорогостоящего инвестиционного проекта или плотно "сидели" на кредитных линиях.

У нас многопрофильная компания: мы занимаемся всеми видами деятельности, связанными с оборотом алкоголя, - импортом, производством, дистрибуцией, розничной торговлей. В каком-то смысле нам легче, чем узкоспециализированным компаниям, противостоять возникшим проблемам, поскольку существуют механизмы перекрестного кредитования, возможности взаимной поддержки внутри группы. С другой стороны, каждое бизнес-направление в рамках холдинга развивается в значительной степени самостоятельно. Например, наша розничная сеть получает продукцию не только через наше оптовое звено, но и сотрудничает с другими дистрибьюторами. В этом смысле наше "преимущество" - это способность увидеть ситуацию под разными углами зрения, понимание проблем, с которыми столкнулся каждый из участников рынка.

Очень большие трудности испытывают сейчас оптовые операторы. Они буквально зажаты в тиски. Ноябрь-декабрь - высокий сезон на алкогольном рынке; итоги работы компании за год во многом определяются тем, насколько хорошо шли предновогодние продажи. Для качественной работы в этот период компаниям необходим большой товарный запас, который поддерживается либо за счет банковского кредита, либо за счет увеличения отсрочек платежа со стороны поставщиков. Так, многие производители и импортеры ежегодно предоставляют своим клиентам отсрочку с 15 октября до 15 января. В этом году ряд компаний отказались от таких предновогодних программ, хотя есть и такие, кто даже несмотря на кризис не стал "ломать традиции". Впрочем, многие оптовые игроки сами снижают активность по сравнению с предыдущими годами, понимая, что сейчас важнее не наращивать обороты, а четко контролировать риски.

Банки со своей стороны тоже "закручивают гайки". Крупнейшим клиентам в лучшем случае сохраняют кредитную линию (спасибо Сбербанку, который в этом плане пошел нам навстречу), но на расширение кредитного портфеля сейчас рассчитывать не приходится. Возможно, какой-то положительный эффект будут иметь действия правительства, направившего средства на восстановление банковской ликвидности, но очевидно, что в первую очередь эти меры рассчитаны на поддержание крупных, стратегически важных производств (топливно-энергетического комплекса, металлургии и т.п.) с большим количеством сотрудников, и на все предприятия реального сектора денег может просто не хватить. В этой связи очень важным государственным шагом в поддержку предпринимательства стало недавнее решение о продлении сроков уплаты НДС. Надо отдать должное правительству, Думе - принятые меры пришлись очень ко времени.

Еще одна существенная проблема, которая, вероятно, будет только усугубляться, - ослабление денежного потока со стороны розничных операторов. Крупнейшие национальные и транснациональные ретейлеры, такие как Х5, "Магнит", "Ашан", "Метро", своевременно расплачиваются за товар и даже (отдельное спасибо) пока не просят об увеличении отсрочек платежа. Но это только 30% нашего розничного товарооборота! Что касается остальных 70%, то мы, с одной стороны, вынуждены ужесточать финансово-кредитную политику, контролировать состояние нашей дебиторской задолженности, чтобы ее рост не стал толчком к росту кредиторской. С другой стороны, ситуация требует гибкости и от нас, ведь если мы, а затем другой, третий поставщик перекроем поставки компаниям с просроченной задолженностью, то шансы, что они смогут в ближайшее время ее погасить, уменьшатся. Торговые предприятия просто обанкротятся, а это совсем не входит в наши планы - кому мы тогда будем продавать свою продукцию?

Выход мы видим в тщательной оценке рисков и дифференцированном подходе к клиентам. Рабочий день в компании сейчас начинается и заканчивается совещанием по дебиторской задолженности. Отсрочки для розничных клиентов мы не уменьшили, но каждый раз приходится решать, кому приостановить отгрузки в связи с просрочкой оплаты (как правило, чем меньше компания, тем ниже шансы, что она сможет совладать с ситуацией и в разумные сроки расплатиться за товар; если таких клиентов будет много, мы можем сами оказаться в положении неплательщиков, которым поставщики перестанут отгружать товар), а с кем продолжить сотрудничество несмотря на задолженности. В таких случаях обговариваются схемы реструктуризации долгов, разрабатываются срочные программы погашения задолженности и т.п.

Первичным поставщикам - импортерам и производителям - тоже несладко. Им тоже нужна оборотка для закупки продукции/сырья/комплектующих, для кредитования дистрибьюторов, выплаты зарплат, налогов и т.п. Положение импортеров осложняется более длительным циклом оборачиваемости средств - от выплаты гарантий по акцизам до получения денег от клиентов. У производственников свои трудности. Кризисная ситуация требует снижения расходов. Но у любого преуспевающего предприятия производственные затраты и так оптимизированы - это обеспечивает ценовое преимущество. На чем сэкономить? На логистике? Невозможно. На фонде оплаты труда? Ну, это вообще последнее дело - сотрудники просто разбегутся. Остается маркетинг. Сейчас многие компании сворачивают свои маркетинговые программы; мы - не исключение.

Радует то, что пока нам удается поддерживать продуктивные связи с ключевыми поставщиками и клиентами. Налаженная система работает; компании доверяют, ее продукция востребована. Да, нам приходится оперативно пересматривать условия сотрудничества с партнерами, что-то менять в организации деятельности компании, но мы по-прежнему можем ставить перед собой коммерческие задачи и целенаправленно идти к их выполнению.

А что отравляет жизнь, так это осознание того, что мы находимся в самом начале пути и конца кризису пока не видно. Слишком глобальными оказались захлестнувшие всех проблемы. Можно, конечно, утешать себя тем, что западным финансистам, заварившим всю эту кашу, сейчас еще хуже, что за счет имеющихся в стране резервов российская экономика сможет противостоять этому мировому безобразию. Но при этом не стоит полагать, что если биржа на протяжении нескольких дней подряд "в плюсе", то мы уже выходим из кризиса. За ростом индексов может последовать следующий обвал; худшее может ожидать нас впереди.

Долгосрочные последствия кризиса ликвидности для алкогольного рынка предсказать несложно. Сильные, технологичные, обладающие хорошим управленческим и финансовым потенциалом компании выживут и станут еще сильнее, более слабые уйдут с рынка. Я почти уверен, что количество игроков в итоге сократится. При этом процесс слияний и поглощений на период кризиса приостановится, зато потом число подобных сделок может резко взлететь вверх. Впрочем, интенсивность процесса глобализации на алкогольном рынке зависит не столько от экономической ситуации, сколько от политики государства в этой сфере - фискального режима, системы регулирования и т.п.

А вот прогнозам по поводу того, как кризис финансовой системы отразится на структуре российского алкогольного рынка (в частности, расхожему мнению о неминуемом снижении потребления дорогого алкоголя), я бы не стал доверять на сто процентов. Я допускаю, что спрос на "элитку" может серьезно упасть. Но что касается средне-высокого сегмента, то, судя по его рыночной доле, можно уже говорить о существующем массовом спросе на такую продукцию. Едва ли можно ожидать резкого оттока покупателей из этого сегмента и их переключения на более дешевую продукцию. С большей степенью вероятности можно говорить о временном пропорциональном "сжатии" сегментов в объеме. Условно говоря, те, кто покупал в месяц три бутылки вина по 600 рублей, станет при необходимости в экономии покупать две или одну по той же цене, но не три по более низкой цене. Но вообще люди вряд ли смогут полностью отказаться от таких привычных "маленьких радостей", как бутылка хорошего вина или водки. Скорее откажутся от более крупных покупок.

А если говорить в целом, то любой кризис способствует оздоровлению экономики - если только не сжигает все дотла. Вскрываются различные теневые схемы, тайное становится явным - все это, безусловно, идет на пользу серьезному бизнесу. И совершенно точно можно сказать, что кризис научит нас лучше считать деньги и сделает каждого более эффективным предпринимателем (в широком смысле этого слова), чем он был до этого. А главное - мы станем куда более эффективными переговорщиками. В период кризиса умение договариваться с людьми, находить компромиссы ценится особенно высоко. Необходимость постоянно искать взаимоприемлемые пути решения проблем развивает коммуникационные навыки лучше любого тренинга.

Николай Полуэктов, Совладелец бренда "Косогоров самогон":
В принципе, в сложившейся ситуации можно искать и свои плюсы. Ведь отчасти сбылась "мечта идиота": по видимому, возвращаются времена "дикого рынка", когда про "входные билеты" и проч. на время забудут, а если совсем повезёт, то и расчёты удастся вести на условиях предоплаты. Казалось бы, вот оно, счастье! Но это, конечно, лишь иллюзия счастья: здесь главная задача будет продать товар, а она совершенно нетривиальна, ибо падение спроса всё-таки, скорее всего, случится, кроме того, если начнут разрушаться имеющиеся сбытовые цепочки, встанет вопрос "куда продавать?", на который мгновенно ответ также не найти -- значит, за то время, что будут налажены новые каналы сбыта, продажи "просядут".

Вениамин Грабар, Президент ОАО "Промышленная группа "Ладога":
Я считаю, что долгосрочные последствия будут очень серьезными. Рынок сильно поменяется, произойдёт его кардинальная реструктуризация. Дело в том, что многие лидеры алкогольной отрасли находятся сегодня в катастрофическом финансовом положении и, скорее всего, некоторым из них придется этот рынок покинуть. А вот кому достанутся активы выбывших игроков пока непонятно: либо другим операторам рынка, либо вообще каким-то сторонним инвесторам. Эта проблема усугубляется еще и тем, что компании, имеющие финансовые проблемы, неадекватно оценивают свои активы и склонны завышать их реальную стоимость. Данное обстоятельство, в свою очередь, неизбежно приведёт к тому, что рано или поздно им придется продать свой бизнес просто за бесценок, хотя сейчас его пока ещё можно реализовать за разумные деньги.

Второе очень сильное и, увы, неминуемое последствие – это существенный рост производства нелегального алкоголя. Надо полагать, что известная инициатива о производстве государством дешёвой водки для малообеспеченных граждан сейчас вряд ли будет реализована. А если проект дешевой легальной водки провалится, то… свято место, как известно, пусто не бывает, и оно будет занято как раз нелегальными продуктом. Вот это и есть два наиболее серьёзных последствия надвигающегося кризиса.

Безусловно, изменится также и структура потребления. Потребление в дешёвом сегменте будет возрастать, прежде всего, за счёт нелегального и некачественного алкоголя – есть у нашего народа такой национальный обычай заглушать зельем беду.

Соответственно, я прогнозирую снижение потребления в субпремиальном сегменте. Продукты этой ценовой ниши употребляют представители среднего класса, набравшие потребительских кредитов, которые надо отдавать, а ещё неизвестно, сохранится ли у них зарплата на прежнем уровне, да и вообще работа. Понятно, что теперь придётся на многом экономить, а когда захочется выпить водки, надо будет покупать что-то подешевле. Стабильность потребления сохранится только в премиальном сегменте: миллиардер, ставший миллионером, все равно не изменит своим пристрастиям и будет пить хорошую и дорогую водку.

Максим Герасимов, Директор по маркетингу ООО "Казёнка":
Алкогольный рынок является неотъемлемой частью экономического пространства страны. Он во многом зависит от банковских кредитов, ставки которых в результате кризиса выросли и продолжат расти. В первую очередь в результате кризиса пострадают небольшие розничные точки, которые являются основными товаропроводящими каналами в небольших региональных городах с численностью населения менее миллиона человек. Также кризис отрицательно скажется и на мелких локальных производителях алкоголя, бизнес которых в значительной степени зависит от кредитов. Они будут вынуждены работать в новой осложненной ситуации. Возможно, некоторые локальные бренды уступят свое место крупным федеральным маркам, производители которых имеют достаточные финансовые возможности, чтобы обезопасить себя от последствий кризиса.

Александр Юрьевич Трушин, Генеральный директор ILS:
Сегодняшний кризис, безусловно, отразится на российском алкогольном рынке. И часть последствий сегодня уже вполне предсказуемы.

Во-первых, среди игроков рынка (оптовых компаний, дистрибьюторов и импортеров) произойдет перераспределение мест на полке.

По вполне понятной причине: волна неплатежей со стороны клиентов (сетей и региональных компаний), работавших по отсрочке, необходимость погашения кредитов, взятых на развитие бизнеса в докризисный период вкупе с невозможностью перекредитоваться, неминуемо приведут к тому, что часть игроков либо уйдет с рынка вообще, либо значительно сократит свое присутствие в рознице. Их место займут те, кто оказался в более выгодной ситуации и имеет сейчас возможность поставить продукцию на полку.

При самом неблагоприятном развитии ситуации, особенно если крупные розничные сети не пересмотрят свои условия работы с поставщиками касательно значительных отсрочек платежей, полки в ближайшее время могут вообще значительно поредеть. У алкогольных компаний просто не будет средств для оперативной закупки продукции, а спрос на нее у конечных потребителей пока что (особенно в преддверии новогодних праздников) будет сохраняться.

Во-вторых, это общее подорожание алкогольной продукции.

В течение достаточно продолжительного периода стабильности и роста российского алкогольного рынка большинство зарубежных производителей весьма лояльно относилось к отечественным дистрибьюторам своей продукции, зачастую предоставляя им льготные условия работы. Задержки платежей, вызванные кризисом, да и общая нестабильная экономическая ситуация, неминуемо приведут к ужесточению этих условий (сокращение отсрочек, уменьшение скидок и пр.), что в конечном итоге отразится на стоимости продукции на полке.

Опять-таки, потери от политики крупных розничных сетей по сохранению и увеличению сроков отсрочек платежей, а также ужесточения условий выплат кредитов банкам будут закладываться поставщиками в стоимость продукции.

В-третьих, весьма вероятно изменение самой структуры ассортимента алкогольной продукции на рынке.

Если в течение последних лет рост уровня благосостояния и требований россиян к качеству продукции привел к значительному увеличению среднего ценового сегмента, то массовые увольнения и падение уровня зарплат приведут к тому, что снова на рынке наиболее востребованной окажется недорогая продукция, например, из Болгарии и Молдавии.

Андреева Елена Александровна, Руководитель департамента развития ГК "Держава":
Надо сказать, что алкогольный рынок в нашей стране, несмотря на его явную необходимость, до недавнего времени постоянно переживал свои внутренние кризисы. Так что к таким экстремальным ситуациям мы, с одной стороны, привыкли. С другой стороны, сегодняшняя ситуация пока не понятна. Эксперты утверждают, что кризис есть, в то время как по телевизору нас постоянно уверяют в обратном. И вот эта неизвестность больше всего и пугает.

Понятно, что кризис может кардинальным образом изменить ситуацию на алкогольном рынке. Исчезнет множество компаний. Причем это могут быть как и слабые, так и сильные игроки. В условиях кредитного кризиса вряд ли появятся новые предприятия, но не исключено, что существующие ныне пойдут по пути консолидации сил и слияния с более-менее удачливыми партнерами. Многие эксперты говорят о приходе на алкогольный рынок иностранных владельцев. Но это нам пока кажется поспешным выводом. Конечно, самые большие проблемы у производителей будут возникать на стадии реализации товара. Крупные ритейлеры тоже самым тесным образом связаны с кредитной политикой банков. А последние идут на контакт с бизнесом неохотно, несмотря на все предостережения российского правительства. Поэтому многие компании будут поставлять потребителю свою товар через обычные розничные точки. Все-таки малый бизнес чувствовал себя в стране не так уверено, как гиганты, а потому деньги экономил и в кредиты большие не влезал. Ну и, конечно, одним из последствий кризиса будет развитие регионального алкогольного рынка. Ошибки глобализации сейчас видны как никогда, а следовательно рассчитывать нужно будет только на свои силы, поэтому регионы будут пытаться извлекать прибыль из своих алкогольных ресурсов. Хотя, конечно, страна у нас большая, и возможно это не везде.

Татьяна Максименко, Руководитель пресс-службы Корпорации "Омсквинпром":
Результатом финансового кризиса станет ускорение процесса концентрации алкогольного рынка, который мы наблюдаем сейчас. Потерять самостоятельность могут мелкие и средние предприятия, заводы, которые не имеют сильных брендов, а также те, кто слишком много привлекал кредитов на развитие. Экономическая нестабильность покажет состоятельность компаний и брендов - на рынке останутся сильнейшие, именно они будут контролировать рынок в будущем.

И несмотря на волну пессимизма, охватившую не только алкогольный рынок, но и другие отрасли, я думаю, что в следующем году негативные факторы пойдут на убыль и ситуация начнет выправляться. Сокращение числа производителей и укрупнение предприятий на нашем рынке приведет к тому, что уже определившиеся лидеры, будут контролировать большую часть рынка. На мой взгляд, такая ситуация большой плюс, как для потребителя - ему будет предлагаться более качественная продукция, так и для государства- несколько крупных предприятий проще контролировать, чем множество мелких.

Александр Мечетин, Председатель правления ОАО "Синергия":
Одним из основных результатов кризиса станет перераспределение позиций основных игроков на фоне консолидации рынка, которая неизбежно произойдет. Очевидно, что многие средние и мелкие производители будут вынуждены покинуть сектор, соответственно их доля перейдет к лидерам.

Другим последствием станет частичное смещение потребительского спроса из премиального в среднеценовой сегмент. Еще недавно наблюдалась обратная тенденция – премиумизация рынка, когда потребитель отдавал предпочтение более дорогим маркам водки за счет общего роста доходов. Сегодня, этот тренд получает обратное развитие.

Кроме того, в новых экономических условиях алкогольные компании станут более тщательно подходить к реализации маркетинговой, производственной политике, к управлению финансовыми ресурсами.

Источник: alkogol.com