Союз виноградарей и винделов России На главную страницу
На главную страницу Карта сайта Обратная связь
Новости информационно-аналитического портала Виноградарство и виноделие РоссииТорговая система предприятий виноградарско-винодельческой отрасли РоссииЗаконодательство виноградарско-винодельческой отрасли РоссииАнализ виноградарства, виноделия и рынка винаМаркетинговые технологии виноделияТехнологии виноделияТехнологии виноградарстваСистемы автоматизации для виноградарских и винодельческих предприятийВыставки, конференции, фестивалиИнвестиционные проекты виноградарский компаний и винодельческих хозяйств РоссииВ помощь потребителюВинный туризмНовые статьи, материалы, обзорыГПРСХЦПВРезультаты поиска
Маркетинговые технологии виноделия / Секреты фирм / Московский комбинат шампанских вин

Московский комбинат шампанских вин

Работать на благо других

Интервью с генеральным директором Московского комбината шампанских вин
Григорием Васильевичем Черниковым

Спиртные напитки: Григорий Васильевич, давайте начнем с азов: ваш жизненный путь всегда был связан с алкогольной отраслью? С чего началась ваша профессиональная деятельность?

Григорий Черников: Вся моя трудовая деятельность связана с виноделием. Я родился и вырос на юге России, в Краснодарском крае, поэтому рано начал понимать уникальность климатических условий, ценить щедрость природы и возможности своего края. Кроме того, выбор связан и с историей нашей семьи: мой отец — винодел. С 1944 года он заведовал производством первичного виноделия в Абрау-Дюрсо. После окончания школы я стал работать на предприятии, затем поступил в институт. Во время учебы  проходил на предприятии практику: в то время Абрау-Дюрсо считался “кузницей” виноделов. Начало моей трудовой карьеры в 1971 году совпало с трагическим моментом в виноделии: многие виноградники погибли из-за филлоксеры. Это было трудное время, но нужно было выживать, выполнять план производства. В 1974 от Союзплодоимпорта я был направлен за рубеж на стажировку на три года. Занимался приемкой виноматериалов из Алжира, Греции и пр. Страна импортировала огромное количество вин — около 50 млн дал. Наша промышленность в то время обеспечивала лишь 12 л вина на душу населения при среднедушевом потреблении 17 литров. Недостающие 5 литров как раз и добавляли эти страны.

СН: Расскажите, пожалуйста, как вы пришли на Московский комбинат шампанских вин?

ГЧ: В 1977 году я вернулся на родину, но уже не в Абрау-Дюрсо: Министерство пищевой промышленности направило меня в Москву в дирекцию строительства пищевых предприятий курировать возведение завода по производству шампанских вин. В 1980 году мы его успешно сдали в эксплуатацию, притом, что это было достаточно трудное время — вся страна готовилась к Олимпиаде. Строительство даже хотели заморозить.

В то время построенный комбинат был гигантом отечественного виноделия — он выпускал 20 млн бутылок в год. По началу он назывался Московский завод шампанских вин (Очаково), но так как мы обеспечивали себя и пробками, и тарой для перевозки и пр., то потом его переименовали в комбинат. 22 апреля 1982 года я был назначен директором предприятия.

За прошедшие годы мощность производства выросла с 20 до 50 млн бутылок. Недавно был построен филиал в поселке Иноземцево, недалеко от города Пятигорска, он уже запущен в эксплуатацию. Его мощность составляет 10 млн бутылок; сейчас мы занимаемся организацией производства коньяков.

СН: Несколько слов о ступенях вашего профессионального роста.

ГЧ: В 1971 году, после окончания Всесоюзного заочного института пищевой промышленности, меня назначили заведовать производством первичного виноделия в Абрау-Дюрсо вместо отца. С 1982 года и по настоящее время я являюсь генеральным директором МКШВ, Президентом Московской лиги виноделов, членом Экспертного совета при Государственной думе РФ, членом Таможенного комитета. Вообще было много разных предложений — даже стать депутатом, но я продолжаю заниматься своим любимым делом.

СН: Вы топ‑менеджер со значительным стажем. Что такое для вас быть идеальным руководителем? Что для этого необходимо?

ГЧ: Сложный вопрос. Здесь нет четких рекомендаций. Я руковожу предприятием уже более 20 лет. Я открыт для общения, а вот хороший ли я руководитель или нет, судить окружающим. Идеальный руководитель в моем понимании — это тот человек, который понимает, что он делает; это тот, кто обладает опытом, позволяющим всегда идти в ногу со временем, постоянно совершенствоваться.

СН: Основа вашего опыта — это знания, приобретенные в институте, или жизненная практика?

ГЧ: Это и образование, и практика. Здесь важно отметить, что в процессе перехода экономики страны на новые рельсы правительство оказывало помощь и руководителям предприятий: для нас проводились специальные курсы, нам давали необходимые экономические знания. Учиться никогда не поздно. В нашей отрасли и сейчас идет постоянный обмен опытом, постоянное повышение своего профессионального уровня.

СН: Григорий Васильевич, чем для вас интересна работа на алкогольном рынке? Чем, на ваш взгляд, отрасль живет сегодня?

ГЧ: В настоящее время винодельческая отрасль находится в опале. В конце 1980‑х годов хотели создать комитет по виноделию. По сути дела, в РФ он уже был при Министерстве пищевой промышленности. Росглаввино объединяло ряд республик и районов юга России, развило и курировало все первичное виноделие. Однако в 1990‑е гг. этого министерства не стало, и всю отрасль перевели под эгиду Министерства сельского хозяйства, а там было всего несколько человек, занимавшихся виноделием. Поэтому такая мощная отрасль, обеспечивавшая едва ли не четверть бюджета страны, пришла в упадок, появились фальсификаты, сократился объем легальной продукции — сегодня в России производится вина чуть более 2—3 л на душу населения, а средний уровень потребления — чуть больше 6 л. С другой стороны, это открывает и огромные перспективы для развития.

У шампанистов несколько иная картина: если в СССР выпускалось до 240—250 млн дал вина, то Россия в прошлом году выпустила уже порядка 280 млн дал. Выросли огромные заводы, появилась масса предприятий в местах произрастания винограда, предприятия перевооружаются технически, идет активная посадка виноградников, закупаются саженцы. Сегодня появились энтузиасты, которые стали вкладывать деньги в виноделие. Я считаю, у виноделия в России есть будущее.

СН: Какие проблемы отрасли вы считаете ключевыми?

ГЧ: Я возглавляю Московскую лигу виноделов, и около пяти лет назад мы первые начали работу по созданию Закона “О винограде и вине”. Во всех цивилизованных странах такой закон уже есть. Кроме того, я работаю в Экспертном совете при Государственной думе, при таможенном комитете. К созданию этого закона были привлечены ведущие отечественные виноделы. Мы вышли с ним в Минсельхоз, получили одобрение, но окончательно согласовать документ никак не получается.

Этот закон упорядочил бы работу отрасли и вывел виноделие России на новый качественный уровень. Это важно, так как в действующем законодательстве и вино, и водка, и спиртосодержащие напитки объединены, что не отражает реальной ситуации и не соответствует современным правилам и нормам. В прошлом году нам удалось отстоять определение того, что такое вино, в чем его отличие от спиртосодержащей жидкости, из чего его делают и как.

Необходимость создания органа, который координировал бы работу отрасли, — это закон любого цивилизованного рынка. В нашей стране сегодня такого органа нет, проверки качества продукции осуществляются людьми, которые не имеют отношения к виноделию, не понимают его специфику, не обладают специальными знаниями. Это достаточно серьезная проблема, решить которую я пытаюсь совместно с коллегами.

СН: Не секрет, что культура потребления вина в России иная, нежели на Западе. В чем, по вашему мнению, принципиальное различие?

ГЧ: Все верно, культура потребления вина, его создание и позиционирование в Европе и других странах мира значительно отличается от российской специфики. Там составлены программы развития отрасли на многие годы вперед. Кроме того, во многих европейских государствах вино входит в ежедневный рацион. Достаточно вспомнить средиземноморскую кухню. В России все по-другому.

СН: Григорий Васильевич, шампанское — продукт перспективный, пользующийся большой популярностью, но при этом существует стереотип, что это дешевая продукция. В чем причина?

ГЧ: С увеличением благосостояния многие люди стали ездить за границу, знакомится с миром и, естественно, перенимать культуру потребления спиртных напитков. И вот тут мы сталкиваемся с парадоксальной ситуацией: как я уже отмечал, в России винопроизводство находится в стадии формирования. На шампанское у нас настолько низкая цена, что она порой отпугивает покупателей. Так, если раньше шампанское по сравнению с другими продуктами считалось дорогим изделием, то сейчас ситуация иная: килограмм колбасы или бутылка импортной питьевой воды стоят гораздо дороже бутылки игристого вина. А для производства бутылки шампанского необходимо 2,5 кг винограда, добавьте сюда стоимость тары, пробки, этикетки и пр. При этом наша отпускная цена — 72 рубля. Согласитесь, что это фантастически мало. В результате к шампанскому относятся как дешевому, ненатуральному продукту, хотя на самом деле все наоборот.

СН: Вам не кажется, что ситуация абсурдная?

ГЧ: Абсурдная. Доступность шампанского на национальном рынке объясняется тем, что мы закупаем виноматериалы во Франции, Испании, ЮАР, Аргентине, Чили по приемлемой цене. Наше шампанское — это натуральный продукт, имеющий европейский уровень качества. И сегодня только грамотная реклама может преодолеть негативное восприятие этого напитка.

СН: К вопросу о жизненном цикле продукта. Что нужно учитывать при продвижении алкогольных напитков в условиях имеющихся ограничений рекламы алкоголя?

ГЧ: Отношение к рекламе алкогольных напитков в нашей стране парадоксальное: рекламу запрещали неоднократно, но потом все равно разрешали. Достаточно вспомнить, например, ситуацию с пивом: сначала была активная кампания, потом ее ограничили и сейчас ролики показывают только в вечернее время. В Европе и в других странах мира реклама винодельческой промышленности есть, и она разрешена официально. В России, я считаю, эта проблема появилась после того, как обязанности Министерства промышленности и виноделия передали Министерству сельского хозяйства. В результате винодельческой отрасли и виноградарям в достаточной мере не оказывается поддержка, не пропагандируется культура потребления вина. У нас принято считать, что шампанское уже само по себе достаточно известно и в рекламе не нуждается. Поэтому я считаю, что умение правильно определять и выбирать способ рекламы во многом определяет жизненный цикл продукта.

СН: Григорий Васильевич, согласно мировым юридическим нормам, шампанским может называться только тот напиток, который был произведен во Франции, в одноименной провинции. Однако на своем внутреннем рынке Россия до сих пор сохраняет это название. Каков ваш взгляд на эту проблему?

ГЧ: Франция обладала таким правом всегда. Шампанское — это марочное вино, сделанное во Франции в провинции Шампань. Все, что производится по аналогичной технологии в любой другой точке мира — это игристое вино. России пока не запрещают использовать название “шампанское”, однако в ряде стран от этого названия уже отказались. Не исключено, что и нам со временем придется сделать то же самое.

СН: Давайте поговорим о коллективе вашего предприятия. Сколько человек в вашем подчинении?

ГЧ: В настоящее время на предприятии работает более 800 человек. Когда создавался МКШВ, их было около 1000, но активное внедрение современного оборудования позволило уменьшить использование ручного труда.

СН: Как компания поощряет коллектив Московского комбината шампанских вин? Какие предоставляются льготы, социальный пакет?

ГЧ: Наш коллектив формировался в то же самое время, когда строился и сам комбинат. Это говорит о том, что люди всегда связывали свое благополучие с жизнедеятельностью предприятия: молодежи мы дали образование, после окончания техникумов и институтов она вернулась обратно и продолжила трудиться на МКШВ; мы помогаем с решением квартирного вопроса. У многих очень успешно сложилась карьера, некоторые наши воспитанники в настоящее время возглавляют собственные предприятия. Всем специалистам предоставляется полный соцпакет.

СН: Григорий Васильевич, считаете ли вы, что в наше время поиск специалистов — это проблема?

ГЧ: Политика государства в промышленности и производстве направлена на создание огромных предприятий — холдингов и корпораций. Но вопрос, кто будет там трудиться, остается открытым. Нанять временных работников из государств бывшего Союза — это одно, иметь собственных квалифицированных специалистов — совсем другое. Я согласен с тем, что порой выбрать нужного сотрудника очень сложно. Увы, старые, проверенные кадры, к сожалению, с каждым годом все больше “выходят из строя”. Подрастающее поколение, во-первых, предпочитает работу в офисах, а не на производстве. Во-вторых, уровень знаний молодых специалистов оставляет желать лучшего. Мы стараемся решать эту проблему, привлекая на предприятие молодежь с университетской скамьи, пытаемся сформировать у них интерес к виноделию.

СН: И все-таки, как вы решаете кадровый вопрос на МКШВ?

ГЧ: Люди для нас — это все! Этому вопросу в нашей компании уделяется большое значение. Мы стараемся заботиться о своих сотрудниках. Почему? Потому что виноделие — это “патриархальная” отрасль. Виноградарство, рецептуры напитков, технологические приемы появились давно, но не потеряли своей актуальности до сих пор. Неслучайно современный подход к делу не всегда дает желаемый результат. Поэтому мы предпочитаем растить и воспитывать специалиста именно внутри предприятия, пусть это и считается устаревшим подходом.

СН: Григорий Васильевич, вы оптимист по жизни?

ГЧ: Да, я оптимист. У каждого человека есть в жизни и победы, и сомнения, и трудности. Однако в любой ситуации я верю, что все будет хорошо. Ведь не ошибается тот, кто ничего не делает. Надо работать, вести за собой людей, именно с этими мыслями я встречаю каждое утро и именно такую установку даю себе на день.

СН: Какой вы человек вне стен рабочего кабинета? Чем вы занимаетесь в свободное время?

ГЧ: Я активный человек. В молодости увлекался охотой и рыбалкой. Потом появилось увлечение путешествиями. Сейчас предпочитаю спокойный отдых на даче, работу на огороде.

СН: Ваш любимый алкогольный напиток?

ГЧ: Я предпочитаю вино. Такой выбор обусловлен опять же профессией, поскольку оценивается наш продукт прежде всего с точки зрения органолептики. Как специалист, я должен пробовать самые разнообразные напитки, чтобы развивать вкусовую память. В этом случае меня можно сравнить с гурманом, который знакомится с самыми разными кухнями, но любит свою.

СН: Григорий Васильевич, анализируя пройденный путь и вспоминая прожитые годы, скажите: вам есть чем гордиться?

ГЧ: Я горжусь тем, что работаю на Московском комбинате шампанских вин. Мы преодолели многие трудности, но предприятие выжило и продолжает благополучно развиваться. Мне радостно от осознания того факта, что мы производим достойную продукцию, что у нас сплоченный коллектив, что мы запускаем новые производства и стараемся двигаться только вперед.

Источник: my-sn.ru