Союз виноградарей и винделов России На главную страницу
На главную страницу Карта сайта Обратная связь
Новости информационно-аналитического портала Виноградарство и виноделие РоссииТорговая система предприятий виноградарско-винодельческой отрасли РоссииЗаконодательство виноградарско-винодельческой отрасли РоссииАнализ виноградарства, виноделия и рынка винаМаркетинговые технологии виноделияТехнологии виноделияТехнологии виноградарстваСистемы автоматизации для виноградарских и винодельческих предприятийВыставки, конференции, фестивалиИнвестиционные проекты виноградарский компаний и винодельческих хозяйств РоссииВ помощь потребителюВинный туризмНовые статьи, материалы, обзорыГПРСХЦПВРезультаты поиска
Анализ виноградарства, виноделия и рынка вина / Российский рынок виноградарства и виноделия: состояние, анализ, тенденции, прогнозы / На акцизах можно сэкономить?

На акцизах можно сэкономить?

Перенос марки на тело бутылки поможет теневикам “экономить” на акцизах?

 

В отличие от акцизной марки старого образца, которая наклеивалась на горлышко бутылки, новая марка клеится на саму бутылку. Специалисты отрасли и налоговики обеспокоены: данная особенность новой системы маркировки может быть использована в корыстных целях как подпольными цехами, так и легальными производителями, которые могут наладить розлив напитков в собственную “бэушную” тару и тем самым уйти от уплаты акцизов.

 Насколько велика вероятность того, что данная проблема приобретет широкий размах на алкогольном рынке России? Какими средствами следует бороться с подобным вторичным использованием акцизных марок? Достаточно ли для этого действующих на сегодняшний день средств контроля за оборотом алкоголя?

 

Олег Ильницкий, Коммерческий директор Компании “Дионис Клуб”:

 - То, что способ наклейки новой акцизной марки дает возможность несколько раз использовать одну и ту же бутылку, было понятно еще до появления самих марок. Ясно же, что при вскрытии бутылки акцизная марка не повреждается, если марка нанесена не на горлышко. Сомневаюсь, чтобы эта мысль ни разу не пришла в голову разработчикам такого способа нанесения марки. О причинах, по которым решению данной проблемы не было уделено достаточно внимания еще на этапе разработки новой системы маркировки, можно только догадываться.

Боюсь, что сейчас посыпятся предложения по изменению способов маркировки, придумают новые методы контроля, а может, и что-нибудь покруче — снова изменят акцизную марку. Вот чего надо опасаться. Для рынка, который только-только поднимается с колен, это может стать новым сокрушительным ударом.

Алексей Мельников, Бренд-маркетолог, ДЗАП “Ост-Алко”, автор книг “Особенности национального шопинга. Феномены поведения покупателей”,“Rыnкiнг: особенности национального бренд-менеджмента”:

- Пока я раздумывал, как ответить на поставленный редакцией вопрос, в моей голове возникла почти идиллическая картина: вереница бабушек тянется к организованному на скорую руку пункту приема стекла, вороватого вида мужичок сортирует бутылки по ящикам с разными названиями, нехотя отстегивая наличность за понравившиеся экземпляры. Помогает ему компьютерный гений в маске типа “балаклава”, напрочь скрывающей лицо (типа тех, в которые экипируют бойцов особых и очень особых подразделений). “Гений” оценивает состояние специальной марки, подносит к ней сканер баркодов, подключенный к новейшему ноутбуку, который, в свою очередь, соединен со всемирной паутиной по новейшей технологии wi-fi. Где-то в дебрях паутины стоит суперсекретный сервер: в недрах его жесткого диска покоится информация, нагло спертая тем самым компьютерных дел мастером из сети ФНС. Информация есть не что иное, как база данных ЕГАИС, в которой черным, так сказать, по белому написано, кто, на какую водку, когда и с каким номером клеил марку. Совпадут данные из базы с данными на марке, налепленной на принесенную пустую посудину, — получит бабулька деньги. А нет — увольте: хрустящую купюру и звонкую монету гений с вороватым мужичком поделят на двоих, и уйдет сборщица стеклотары несолоно хлебавши. Но зато и два товарища не смогут заработать свою ставку акциза + НДС, повторно использовав бутылку в обход всех возможных и невозможных налоговых законодательств. Облом, одним словом.

К чему это я? Да к тому, что для организации подобного предприятия нечистым на руку (точнее, на налоговые отчисления) производителям потребуется привлечь инвестиции, размер которых, вероятно, будет больше прогнозируемого финансового эффекта. Как можно в масштабах огромной страны организовать сбор определенного вида стеклотары с неповрежденной специальной маркой, да еще в промышленных объемах? Задешево (а к сему нечистый на руку алкогольный король и стремится) — никак. Значительно эффективнее использовать разнообразные налоговые схемы (в ФНС о них, думаю, осведомлены не хуже производителей) или же банально подделать государеву самоклеющуюся бумагу. Впрочем, и раньше, когда марка покоилась на горловине и укупорке, потенциально была возможность нанести на нее недостаточно клейкий состав, дабы не повредить вожделенный кусок бумаги при вскрытии не менее вожделенного для многих продукта. И что, мы наблюдали повальное увлечение повторным розливом? Нет, не наблюдали.

В итоге попытки отдельных государственных служащих навести порядок в алкогольной отрасли вызывают такие же улыбки, какие, возможно, вызвало у читателя прочтение вступительной части моего ответа. Если подобным товарищам дать волю, на бутылке не останется места для этикетки вообще. Все будет заклеено марками, голограммами и еще какими-нибудь спецзнаками. Между тем, стоит подумать — а по кому в первую очередь бьет закручивание налоговых гаек и постоянное повышение ставок акциза? Думаю, ответ понятен всем — бьет отнюдь не по нелегальным участникам рынка. А от нелегалов невозможно защититься ни маркой на горле, ни маркой на самой бутылке, ни строгостью закона. Выход один — защищаться от подобных товарищей грамотным налоговым законодательством, обходить которое будет либо не слишком выгодно, либо невыгодно вообще. А постоянная передислокация марки больше похожа не на борьбу с экономическими преступниками, а скорее на очередную попытку заработать дополнительные средства для бюджета путем взимания их с производителей (а следовательно, и с конечных потребителей) под знаменем борьбы с черным рынком и контрафактом. Или на то, что у государственных мужей нет более серьезных проблем, чем местоположение куска бумаги: нет пенсионеров, нет слабо развитых регионов, нет обманутых покупателей недвижимости.

Резюме будет простым: куда марку ни наклей, размер акцизных платежей значительно не изменится. Зато с ростом налоговой и административной нагрузки на предприятия изменится черный рынок— его доходы поползут вверх. Вот и надо прилагать все умственные усилия, чтобы условий для подобного роста не было. И усилия эти, уверен, должны касаться отнюдь не формы, вида и цвета специальной марки, а государственной политики в целом.

 

Александр Широков, Заместитель генерального директора ТД “Кристалл-Лефортово”:

 - Вероятность подобного развития ситуации велика. Учитывая общую ситуацию на алкогольном рынке и очередное планируемое повышение акцизов, ситуация с повторным использованием марок просто подарок нелегальным производителям. Прежние марки не отклеивались. В законодательных актах прописано, что марка не должна отклеиваться при попытках ее снять. Если снимается, то это вопрос к производителю марок, а он известен.

Сама идея контроля алкогольного рынка верна, но реализация очень сильно хромает. А с нового года учет должен быть налажен и у розничных продавцов.

 

Игорь Викторович Поляков, Соучредитель и генеральный директор Компании “Столичный трестъ”:

 Я уже говорил, в том числе и со страниц журнала “Спиртные напитки и пиво”, о том, что неповреждаемая акцизная марка служит предпосылкой для махинаций. С ее введением задача поддельщиков упростилась: на любой опорожненной бутылке уже есть знак оплаты акциза. Забота махинаторов теперь сводится к укупорке “левой” водки, что не столь уж сложно. Наличие рассекателя — помеха небольшая. Известны факты наполнения бутылок с рассекателем даже в бытовых условиях — с помощью шприца.

Масштаб изготовления подделок может быть большим. Розничная торговля, бары и рестораны, пока не подключенные к ЕГАИС, способны продавать “левый” алкоголь в немалых количествах. Легко представить, что в питейных заведениях одни и те же бутылки могут совершить многократный оборот.

Конечно, это вовсе не значит, что не только нечистоплотные кустари, но и солидные производители польстятся на нелегальный доход и организуют сбор пустых бутылок. Наш завод, например, вообще никогда не использовал тару повторно и не будет делать этого впредь.

Как поставить заслон злоупотреблениям? Радикальный, но болезненный подход — еще раз сменить акцизную марку, вернуться к повреждаемому варианту. В прессе сообщалось, что в начале сентября в Минсельхозе обсуждался этот вопрос, и именно в связи с возможностью повторного использования маркированных бутылок.

 

Николай Корягин, Руководитель отдела маркетинга Компании “Волгаспирт”:

- Я уверен, что ни один уважающий себя крупный производитель алкоголя не станет размениваться на то, чтобы вторично использовать тару с акцизной маркой. Во-первых, это противозаконно, а во-вторых — технологически сложно. К примеру, на немецкой линии розлива компании “Волгаспирт” это попросту невозможно технологически. Один из первоначальных этапов розлива наших водок — это мойка бутылки (попрошу заметить, каждый раз — новой) спиртовым раствором. Представьте, что будет с этикеткой и акцизной маркой, если бутылка используется вторично! Также, чтобы использовать бутылку с маркой вторично, надо организовать систему сбора стеклотары… Нет, уверен, ни один крупный производитель не станет этим заниматься.

Что касается фальсифицированной водки, то ее изготавливали и при старом месторасположении марки. Будут пытаться и при новом, но, думаю, исключительно в “гаражных” масштабах. Вероятность того, что данная проблема приобретет широкий размах, хоть и мала, но все же есть. Поэтому честные предприниматели, которые легально зарабатывают деньги, не станут связываться с криминалом, а вот свою продукцию постараются защитить. Наша компания использует дополнительную, собственную защитную марку с несколькими степенями защиты, ограждая тем самым конечного потребителя от покупки фальсифицированной продукции.

Что касается средств контроля за оборотом легального алкоголя, то считаю, что на данный момент их предостаточно. Нелегальным же оборотом алкоголя занимаются соответствующие органы, а производители, считаю, должны усиленно им в этом помогать, используя дополнительные системы защиты и информируя потребителя о том, как должна выглядеть настоящая и качественная продукция компании.

 

Павел Воробьев, Директор департамента маркетинга и развития, Компании “Юнисам-Петербург”:

 - Считаю, что опасения по поводу вторичного использования промаркированных бутылок совершенно неоправданны, так как каждая марка имеет индивидуальный номер и при повсеместном внедрении системы ЕГАИС (доведении ее до каждой розничной точки и установке автоматических приборов контроля выпуска продукции на предприятиях) такой повторный розлив становится практически невозможен. Невозможно станет дважды продать товар с одной маркой. Кроме того, у всех нормальных отечественных производителей качество укупорки таково, что подделать ее могут только они сами, все остальное будет лишь подобием. Конечно, где-то в удаленной местности можно будет продать продукцию “мимо кассы”, но эта проблема касается не только алкогольного рынка, и бороться с ней можно без пересмотра правил маркировки алкогольной продукции.

Вы скажете: а рестораны? Тут у недобросовестных игроков рынка, конечно, больше шансов обернуть новые правила маркировки в свою пользу, но ведь это такие мизерные объемы! К тому же компания-продавец должна будет поставить уже проданную однажды бутылку (или бутылку из той же партии и с той же датой розлива) в тот же ресторан, иначе при проверке обман всплывет. Ресторану заключение таких сомнительных сделок также может грозить крупными неприятностями, ведь любой аудит выявит несоответствие между объемами отгрузок алкогольной продукции в данную точку (в соответствии со сведениями, зафиксированными в ЕГАИС) и суммой выручки (по кассовому аппарату). Впрочем, “откручивание” кассы, то есть стирание задним числом информации о проведенных сделках по продаже товара с целью занижения реальной суммы кассовой выручки, — проблема, актуальная далеко не только для алкогольного рынка, и борьба с ней ведется уже давно.

Конечно, пока правила оклейки алкогольной продукции акцизной маркой не изменены, возможность использовать их в корыстных целях у фальсификаторов остается, и в первую очередь в общепите. Чем быстрее государство доведет до ума эту систему, тем меньше шансов останется у таких вот дельцов.

 

Дмитрий Раутбарт, Вице-президент ТПГ “Кристалл”:

 - Проблема, безусловно, будет приобретать все большую актуальность. Использовать марку и тару повторно недобросовестным предпринимателям удавалось всегда — даже когда марка клеилась на горлышко бутылки. Например, применялся клей, который позволял отделять марку от горловины, не разрывая; было даже такое понятие — “оборотная марка”. Сейчас, когда, в соответствии с новыми правилами оклейки, акцизная марка при вскрытии бутылки не разрушается, искушение использовать тару с маркой вторично стало для нечистых на руку производителей еще сильнее. Прием стеклотары в нашей стране всегда был неплохо организован, теперь же в пунктах приема просто будет производиться более четкая ее дифференциация. Единственное, о чем надо будет позаботиться предпринимателю, решившему наладить вторичный розлив, — это укупорка бутылки. Но купить колпачок, согласитесь, куда проще и выгоднее, чем заплатить акциз.

Разумеется, речь не идет о вторичном розливе в промышленных масштабах: уважающие себя производителя если и будут налаживать сбор бутылок б/у, то только с целью недопущения их вторичного попадания в оборот. Вероятнее всего, розливом алкоголя в использованные бутылки будут заниматься какие-нибудь “подвальные” конторы, и понятно, что вопрос безопасности продукции встанет в данном случае острее, чем когда бы то ни было.

При вскрытии бутылки целостность акцизной марки должна нарушаться — это однозначно. Другое дело, что перед ее разработчиками была поставлена практически невыполнимая задача, ведь новая марка должна совмещать в себе функцию носителя информации о продукте (то есть иметь специальное поле для ее нанесения; кроме того, такие сведения должны легко считываться с помощью сканирующего устройства) с функцией индикатора уплаты производителем/импортером акциза (причем в этой функции она обязательно должна быть разрушаемой, чтобы ее нельзя было использовать дважды). Сама идея такого совмещения функций, возможно, и неплохая, но, как показала практика, технологически реализовать ее невероятно сложно, если не сказать — невозможно, как невозможно использовать одно и то же транспортное средство в качестве автомобиля, катера и, скажем, снегохода. И это было ясно с самого начала, еще до принятия 102-го закона. Непонятно, о чем думали те, кто принимал новую форму марки и способ ее наклейки. Точнее, понято, что на этом этапе каждое госведомство, имеющее отношение к регулированию алкогольного рынка, преследовало свои цели, а плоды такой рассогласованности, как всегда, пожинают участники рынка.

Самое удручающее в этой ситуации то, что ни с одной из своих функций акцизная марка на сегодняшний день не “справляется” в полной мере: она не разрушается при вскрытии, что облегчает мошенникам задачу ее вторичного использования, но и ЕГАИС, в целях внедрения которой и разрабатывалась марка со штрихкодом, толком так и не заработала.

Но по большому счету проблема даже не в том, чтобы сделать акцизную марку многофункциональной и при этом максимально трудной для подделки. Пока стоимость 0,5-литровой бутылки водки будет включать 38 рублей налогов, количество желающих их не заплатить будет сопоставимо с числом тех, кто вынужден это делать, и одними технологическими решениями тут порядка не добиться.

 

Виктор Киселев, Генеральный директор Компании “ТиатексГрандГрупп”:

- Изменение формы и вида акцизной марки я в целом поддерживаю. Новая марка разрабатывалась как раз для того, чтобы подделать продукт было сложнее. Она содержит основную информацию о продукте и производителе, и ее нельзя, как раньше, переклеить на другую бутылку. Другое дело, что теперь для вторичного розлива марку можно использовать вместе с бутылкой. Уверен, многие недобросовестные производители уже успели этим воспользоваться.

Однако не думаю, что проблема приобретет действительно угрожающий размах. Акцизную марку могли использовать вторично, даже когда она клеилась на горлышко бутылки. Изменение вида марки и способа ее размещения на бутылке вряд ли приведет к серьезному увеличению количества подделываемой продукции. В любом случае крупные компании не станут заниматься подобным, не побоюсь этого слова, мошенничеством. Такую “операцию вторичного розлива” будут проводить либо мелкие заводы, не способные создать собственный конкурентоспособный продукт и “специализирующиеся” на подделке известных брендов, либо какие-нибудь совсем уж подвальные мини-цеха. Но с этой проблемой следует бороться уже не на законодательном уровне, а на уровне УБЭП, налоговой службы и прочих уполномоченных органов. А у законодателей и правительства достаточно более серьезных проблем — их на алкогольном рынке еще очень много.

Источник: "Спиртные напитки и пиво"