Союз виноградарей и винделов России На главную страницу
На главную страницу Карта сайта Обратная связь
Новости информационно-аналитического портала Виноградарство и виноделие РоссииТорговая система предприятий виноградарско-винодельческой отрасли РоссииЗаконодательство виноградарско-винодельческой отрасли РоссииАнализ виноградарства, виноделия и рынка винаМаркетинговые технологии виноделияТехнологии виноделияТехнологии виноградарстваСистемы автоматизации для виноградарских и винодельческих предприятийВыставки, конференции, фестивалиИнвестиционные проекты виноградарский компаний и винодельческих хозяйств РоссииВ помощь потребителюВинный туризмНовые статьи, материалы, обзорыГПРСХЦПВРезультаты поиска
Анализ виноградарства, виноделия и рынка вина / Российский рынок виноградарства и виноделия: состояние, анализ, тенденции, прогнозы / Плюсы и минусы Законопроекта "О винограде и вине"

Плюсы и минусы Законопроекта "О винограде и вине"

Законопроект «О винограде и вине»

В начале февраля краснодарские депутаты внесли на рассмотрение Государственной думы проект федерального закона «О винограде и вине». Внесение законопроекта сопровождалось довольно шумной информационной кампанией в средствах массовой информации.

 Главная идея, которая сопровождала сообщения в прессе — законопроект направлен на поддержание российской винодельческой отрасли как на фоне усиления потока импорта вин, так и в связи с ужесточением государственной политики в алкогольной сфере. О необходимости принятия закона о вине неоднократно говорилась на заседаниях профессиональных ассоциаций операторов рынка.

Редакция «ИВ» задалась целью выяснить отношение самих виноделов к кубанскому законопроекту и проанализировать его содержание. Результаты нашего опроса оказались достаточно неожиданными: многие опрошенные нами компании достаточно негативно относятся к данному законопроекту, хотя, в принципе, не исключают принятие подобного закона в иной редакции.

Попробуем проанализировать текст законопроекта, а затем дадим слово виноделам.

Для начала следует отметить, что данный документ — не первый вариант закона о вине, который исходит от кубанских депутатов. В 2003 году они уже выступали с аналогичной законодательной инициативой. Тогда, после восьми месяцев хождения по думским кабинетам, законопроект был возвращен в краснодарский парламент по формальным основаниям с пометкой «вернуть законопроект субъекту права законодательной инициативы для выполнения требований Конституции и Регламента Государственной Думы». Спустя четыре года народные избранники южного края предприняли новую попытку, представив федеральным властям совершенно иной документ.

Первое впечатление, которое производит данный проект — он непроработан. Как терминологически, так и концептуально. Само название «О винограде и вине» вызывает недоумение, поскольку собственно о винограде, как предмете правового регулирования, в законе речи не идет.

При обсуждении законопроекта важно понять, с какой, собственно, целью его предлагается принять, зачем он нужен. В принципе, идея закона проста — вывести натуральные вина из-под действия системы ЕГАИС. Об этом говорят многие участники рынка, считая ее чрезмерной системой контроля для натурального вина и предлагая облегчить акцизный режим для данного продукта, как более безопасного для здоровья, чем крепкий алкоголь. По сути, нам предлагают (применительно к вину) вернуться к существовавшей когда-то системе маркировки акцизными и специальными марками и ввести систему декларирования при производстве вина. Цель декларирования состоит в том, чтобы вина не производилось больше, чем было выращено винограда. Именно этот метод предлагается сделать основным при борьбе с фальсификатами.

Главная особенность проекта состоит в том, что его действие должно распространятся только на натуральные или, согласно новой терминологии, столовые вина, содержание этилового спирта в которых не превышает 15% (эта цифра уже вызвала недоумение у участников рынка, поскольку существуют вина с большим содержанием этилового спирта, полученные путем естественного сбраживания). Такая узкая направленность закона сразу ставит вопрос о целесообразности его принятия: с одной стороны, он по многим параметрам повторяет положения закона «О госрегулировании...», но, с другой, не все кардинально важные для оборота вина вещи в нем прописаны. В итоге может сложиться ситуации, когда столовые вина выйдут из-под действия базового закона, но по ряду вопросов возникнет правовой вакуум, не урегулированный новым документом.

При обсуждении предлагаемого проекта наши собеседники постоянно ссылались на новые ГОСТы (Р 52335-2005 и Р 52523-2006), которые вводят новую систему классификации вин. Краснодарский проект тоже пытается некоторым образом классифицировать вина, однако его систематизация получается достаточно однобокой и несколько сумбурной, что, без сомнения, приведет к неразберихе при ее применении. Очевидно, что проект вторгается в сферу, которая, в принципе, не регулируется такими фундаментальными нормативными актами, как закон. Эта ситуация напоминает знаменитый закон о пчеловодстве, когда группа депутатов задумала законодательно регулировать «поголовье» пчел и принципы построения пасек. В данном случае речь идет о многих специфических вещах. Например, непонятно, с какой целью нужно прописывать в законе виды и категории столовых вин — ведь никаких особенностей правового регулирования при их производстве и обороте (например, различных ставок акциза) проект не предусматривает. Никто не спорит, что классификация вин нужна, но для подобных определений существуют государственные стандарты, где и прописывают все мельчайшие подробности, и приводят отраслевую терминологию. И эти ГОСТы, как отмечалось выше, уже существуют. И если участников рынка они чем-то не устраивают, то скорее нужно добиваться принятия поправок к ним, чем издания нового закона.

Подводя итоги, хочется отметить, что кубанский вариант вряд ли окажется тем законопроектом, которого ждала отрасль. Если говорить о выводе вина из-под ЕГАИС, то это вполне можно сделать в рамках существующего закона «О госрегулировании...». Впрочем, сегодня очевидно, что государство на такой шаг вряд ли пойдет, а потому новый проект, скорее всего, повторит судьбу документа 2003 года.


Ознакомиться с проектом федерального закона «О винограде и вине» (проект № 391113-4)
вы можете на сайте Государственной Думы www.duma.gov.ru


Комментарии участников рынка

Светлана Бакумцева, заведующая лабораторией ООО «Союз-Вино»:
— Когда читаешь законопроект, возникает много вопросов по формулировкам вин. Например, неопределённы и перепутаны понятия вина по географическому наименованию и по месту происхождения. Вина специальные (которых в нашей стране выпускается очень много) вообще исчезли из поля зрения. Не определена разница между шампанскими и игристыми винами, и т.д. Более того, законопроект, носящий название «О винограде и вине», практически ничего о самом винограде не говорит. Получается что для нас, виноделов, законопроект не дает четких определений, на которые мы могли бы опираться в своей работе. Ряд проблем, которые, по идее, должны быть вынесены в компетенцию закона, не находит никакого освещения в нем. Помимо этого, хотелось бы, чтобы законопроект позволил нам решить вопросы с таможней, а именно, чтобы все указания, которые мы должны соблюдать в соответствии с данным законом, являлись обязательными и для таможенных органов. Хотя бы для того, чтобы у нас с ними не было разночтений в отношении, того, является ли полусладкое вино натуральным, что считается виноматериалом и т.д. Принцип закона понятен. Мы понимаем, для чего это делается, но написан он таким языком! То же самое можно было изложить в более доступной форме.

Кирилл Бутко, директор по маркетингу и продажам GERRUS GROUP:
— Конечно же, этот законопроект недоработан, есть множество пунктов, которые стоит обсуждать, он еще очень свежий, сырой. В общем-то, почему такой закон может быть принят и нужен? Потому что вино — это достаточно специфический продукт и производство его требует описания множества деталей: той же почвы — терруара, и других тонкостей. Если все эти тонкости включить в обычный федеральный закон, который есть сейчас, «Закон об обороте алкогольной продукции», то получится, что часть, касающаяся оборота алкогольной продукции, станет неким маленьким придатком к той части, которая регламентирует производство вина. Поэтому мы считаем, что имеет смысл выделить все, что начинается от произрастания лозы и заканчивается производством вина, в отдельный закон. У этого закона две основные цели. Первая — регламентирующая само виноградарство: обязать производителей винограда декларировать те объемы, которые они делают и по цепочке передавать эти объемы производителям для того, чтобы контролировать то количество винограда, которое было выращено и передано на производство. Это необходимо, чтобы избежать ситуации, которую мы наблюдали в Грузии, когда из тонны винограда получалось 10 тонн вина. В этой же части, касающейся виноградарства, можно будет описывать такие вещи, как «географические наименования», «вино, контролируемое по наименованию происхождения». Это — приведение к единой системе, по которой работает весь мир. Второй момент связан с фальсификатом. Сейчас натуральные вина облагаются акцизом 2,2 руб. за литр. И множество вин, которые натуральными не являются, а представляют собой, по сути, фальсифицированную продукцию, продаются с тем же самым акцизом. Определение критериев фальсификата в проекте я не увидел. И это один из его недостатков.

Ольга Княжева, директор ООО «Вина Боспор» (г. Новороссийск):
— В данном законопроекте вопросы вызывает часть, касающаяся ввоза вин: для того, чтобы ввести на таможенную территорию готовое вино, помимо всех документов (сертификатов соответствия и т.д.), на таможне просят предоставить технологическую цепочку — так называемое «техническое описание продукта». Там должно быть прописано, что за виноград, где он посажен, выращен, переработан, что добавляли при производстве, и, как итог, какое вино получилось. Однако большинство предприятий сегодня изготавливают вино из виноматериалов. Выходит, нам нужно будет доказывать, что те вина, которые мы ввозим, сделаны из винограда, произрастающего на виноградниках нашего зарубежного поставщика.

Руслан Куст, координатор проекта «Вилла Романов»:
— Только при беглом ознакомлении с законопроектом сразу возникает целый ряд вопросов и сомнений. Например, ограничение крепости до 15% неприменимо, т.к. существуют виноградные вина, изготовленные методом естественного брожения (из подвяленного, ботритизированного, «ледяного» винограда), и в случае с которыми естественная крепость может достигать 17% алкоголя. Ничего не сказано о возможном использовании шаптализации и осмоса. Эти понятия вообще отсутствуют в законопроекте. Нет и понятия «виноградный спирт», и возможностей его использования. Не прописана разница между (дословно) «столовым вином географического наименования» и «столовым вином контролируемого наименования по месту происхождения». Вызывают опасение понятия «регламентированная смесь сортов» и «регламентированные агротехнические приемы». Кто будет определять этот регламент и его контролировать? В законопроекте нет даже понятия «терруар», а именно от него надо отталкиваться законодательно. Нет определения «автохтонный сорт» и вообще, понятие «сорт» слабо расписано. Непонятно, кто предоставит техническую документацию, например, на Petrus или на Krug? Кто ее будет читать, для чего она? Законопроект, изначально задуманный, как защищающий российского производителя, выглядит, как законопроект для чиновников от сельского хозяйства.

Владимир Пукиш, начальник отдела PR и маркетинга АПФ «Фанагория»:
— Грубо говоря, этот закон приравняет вино к пиву. Если такое произойдет, то вино будет проще рекламировать. А вообще закон «О винограде и вине» нужен в целях гармонизации российского законодательства в преддверии вступления в ВТО. Кстати, именно с этой целью были введены новые ГОСТы, где, как и в этом проекте, вместо понятия «натуральное вино» было введено понятие «столовое вино». У многих людей с советских времен осталось определенное предубеждение к термину «столовое». Теперь те люди, которые видели на этикетке слова «виноградное натуральное», вдруг увидят, что оно называется «вино столовое сухое». Обычный человек, который не обязан знать все тонкости и премудрости всей этой гармонизации с ВТО, увидит две этикетки и сразу подумает «то было натуральное, а сейчас они убрали это слово, наверное, что-то подмешали!». То есть, называя вино столовым, нужно предполагать, что, кроме него, будут и региональные вина, и вина контролируемых наименований по происхождению. Более того, введению закона должна предшествовать какая-то кампания в прессе. Если этой образовательной программы для населения не будет, то это сильно скажется на уровне продаж — ведь люди сегодня все больше и больше читают этикетки.

Источник: Империя Вкуса