Союз виноградарей и винделов России На главную страницу
На главную страницу Карта сайта Обратная связь
Новости информационно-аналитического портала Виноградарство и виноделие РоссииТорговая система предприятий виноградарско-винодельческой отрасли РоссииЗаконодательство виноградарско-винодельческой отрасли РоссииАнализ виноградарства, виноделия и рынка винаМаркетинговые технологии виноделияТехнологии виноделияТехнологии виноградарстваСистемы автоматизации для виноградарских и винодельческих предприятийВыставки, конференции, фестивалиИнвестиционные проекты виноградарский компаний и винодельческих хозяйств РоссииВ помощь потребителюВинный туризмНовые статьи, материалы, обзорыГПРСХЦПВРезультаты поиска
Системы автоматизации для виноградарских и винодельческих предприятий / Единая государственная автоматизированная информационная система ЕГАИС / Последствия внедрения ЕГАИС

Последствия внедрения ЕГАИС

Последствия внедрения ЕГАИС

Новый порядок учета спиртосодержащей продукции, из-за которого чуть не развалилась вся отрасль, напрасно обзывали “антиалкогольной кампанией”. Поначалу паралич Единой государственной автоматизированной информационной системы (ЕГАИС) и впрямь привел к тому, что с полок магазинов исчезло почти все спиртное. Но прошло совсем немного времени, и полки вновь заполнились бутылками. Только качество их содержимого в большинстве случаев заметно ухудшилось. Какая же это борьба за здоровье нации?

По данным ВЦИОМ, алкогольный кризис заметили 51% россиян, регулярно покупающих спиртное. И лишь треть из них отметила пропажу отдельных видов качественных импортных вин и крепкого алкоголя. Но больше всего пострадали те 17% покупателей, кто привык к каким-то конкретным маркам. Ассортимент торговых сетей изменился поразительным образом. Пропало французское дорогое вино, но появилось французское дешевое. Сократилось предложение мексиканской текилы, зато увеличился выбор немецких водок. Проще простого купить джин Gordon's, а вот джин Beefeater вам не продадут ни за какие деньги.



33% покупателей заметили проблемы с импортным алкоголем

В чем же причина столь загадочного перекоса? Все просто. С 19 июля производителям и дистрибуторам алкоголя разрешили регистрировать свой товар в “ручном режиме”. До этого они находились в более-менее равной ситуации — глупая ЕГАИС отказывалась регистрировать накладные всем компаниям, невзирая на их рыночное положение. Теперь же конкурентное преимущество получили те, у кого лучше отношения с налоговыми инспекторами.

Иными словами, конкуренция в области цен и качества сменилась конкуренцией в области спортивной ходьбы по кабинетам. Стоит ли удивляться странным последствиям?

БУМАЖНЫЕ ВОЙНЫ

Виноватых, конечно, не найдут. Сейчас чиновники занимаются любимым делом — перекладывают друг на друга ответственность. Минфин критикует Минсельхоз, правительство критикует Минфин, и Минфин и правительство критикуют разработчиков ЕГАИС из НТЦ “Атлас”. В редакцию звонили из пресс-службы Гознака — исключительно затем, чтобы сообщить, что уж они-то точно никак не виноваты.

Чтобы хоть как-то исправить ситуацию, Федеральная налоговая служба (ФНС) утвердила “Временный порядок фиксации сведений об обороте этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции в ЕГАИС”, по сути заменяющий автоматизированную систему на бумажную волокиту. “Ручной режим” регистрации в ЕГАИС выглядит так. Производитель или дистрибутор раз в день заполняет бланк стандартной формы учета в двух экземплярах и несет его в территориальный налоговый орган. Туда же нужно принести дискету со всеми накладными в электронном виде, а также копию заявки об устранении причин сбоев ЕГАИС, заверенную у одного из партнеров “Атласа”, который уполномочен обслуживать систему. Налоговики зарегистрируют ваш бланк, а его копия отправится получателю вашего товара. Только тогда он сможет его продавать. Для импортеров цепочка согласований на одно звено длиннее — чтобы зарегистрировать их бланки, ФНС должна обратиться к таможенникам.

Как рассказал руководитель одного из столичных торговых домов, средний размер взятки инспектору за ускоренное согласование одного бланка составляет $10 000. Поэтому мелкие и средние компании с небольшим дневным оборотом предпочитают отстаивать километровые очереди. “Крупные игроки, несомненно, остались в выигрыше”, — говорит директор департамента информации Союза участников алкогольного рынка (СУАР) Вадим Дробиз, не указывая, впрочем, названий конкретных компаний. Но победители и сами не прочь похвастаться. Один из заработавших во время кризиса — дистрибутор “Кристалл-Лефортово”, чьим акционером является контролируемый государством московский завод “Кристалл”.

Справедливости ради надо заметить, что от неожиданностей не застрахованы даже любимцы налоговиков. “Например, существующие бланки электронных накладных не предусматривают боя, там просто нет такой графы, — рассказывает представитель Союза производителей алкогольной продукции (СПАП) Дмитрий Добров. — Если хотя бы одна бутылка разбита, покупатель вынужден завернуть всю партию!”

Другой подводный камень — постоянно обновляющийся электронный номенклатурный справочник. В нем просто-напросто может не оказаться информации о ваших продуктах. “Скажем, вы производите настойку крепостью 38%, а в справочнике она значится как настойка крепостью 40%, — продолжает Добров. — Получатель тоже не сможет принять вашу партию”.

Зато тех, кто все же прорывается сквозь многочисленные бюрократические ловушки, ждет нешуточная награда. За счет неудачников.

ОНИ КРЕПЧАЮТ

“В августе мы очень резко увеличили обороты, — уверяет Татьяна Савинова, вице-президент компании "Вестор", одного из крупнейших российских дистрибуторов алкоголя. — Мы просто захлебываемся в заказах, пришлось даже увеличить штат”. В прошлом году оборот “Вестора” составил 2,8 млрд руб. В кризисные дни, с 1 июля и до введения “ручного режима”, компания, по ее собственным оценкам, потеряла не менее 70 млн руб. Но Савинова уверена, что потери скоро отобьются. В августе ежедневный объем продаж “Вестора” достиг 10,5 млн руб. — против 7 млн руб. в “доегаисные” времена.

ТД “Кристалл-Лефортово” в дни кризиса потерял 50 млн руб. С началом “ручной” работы показатели компании взлетели на 120% по сравнению с июньскими. Сейчас дневная выручка компании зашкаливает за 60 млн руб. в день. Ожидается, что оборот “Кристалл-Лефортово” в 2006 г. превысит 16 млрд руб. В прошлом году он едва дотянул до 14 млрд руб.

Радуется происходящему и крупнейший импортер алкоголя “Лудинг”. “Мы даже не могли планировать такой всплеск, — доволен первый заместитель гендиректора "Лудинга" Михаил Казарян. — То, что мы раньше продавали за месяц, сейчас мы продаем за неделю!”

Группа “Русский алкоголь” продала в июле всего 300 000 дал водки — это половина месячной нормы. Выйти на докризисные показатели пока не удалось, но, как заявил представитель компании, точно удастся к сентябрю. “Русский алкоголь” также надеется на рост выручки по итогам года — с 9 млрд руб. в 2005 г. до 10 млрд руб. в нынешнем.

Продажи компании Chateau le Grand Vostock, производящей вино по французским технологиям из кубанского винограда, выросли вчетверо. В марте совладелец Chateau le Grand Vostock Сергей Желтов рассказывал , что его компания рассчитывает за весь 2006 г. продать около 550 000 бутылок. К нынешнему дню их уже продано более 400 000.

Однако, по мнению Вадима Дробиза из СУАРа, в целом российский алкогольный рынок вряд ли вырастет — скорее даже сократится. Так что можно сказать, что удачливые компании растут за счет конкурентов.

На прошлой неделе новосибирский завод “Винап” объявил первый за долгие годы после взрыва “пузыря ГКО-ОФЗ” публичный дефолт по облигациям. Парализованная компания не смогла погасить свои бумаги на 10 млн руб. Правда, завод стоял еще с Нового года — тогда “помогла” не ЕГАИС, а нехватка акцизных марок нового образца. Но, судя по всему, именно ЕГАИС окончательно похоронила надежды “Винапа” на возвращение в бизнес.

“Наш месячный оборот упал с обычных $4-5 млн до $1,3-1,5 млн”, — жалуется финансовый директор дистрибутора “М-Виником” Нина Лапшина. “Ситуация напоминает пресловутый "черный понедельник", — недоволен и гендиректор компании-импортера "Мозель" Михаил Мозель. — Работу возобновили с августа, ориентируемся на более ликвидную продукцию”.

“Более ликвидная продукция” — это сейчас что-то вроде мантры для продавцов алкоголя. Именно поэтому винные отделы супермаркетов ломятся от “Арбатского” и продукции никому не известных французских шато.

ДЕШЕВО И НЕВКУСНО

В сети “Азбука вкуса”, где на долю импортного алкоголя приходится 83% всего ассортимента спиртного, чилийские вина представлены плохо — всего 13 позиций из 200. “Вина из Франции, Италии и Испании уходят быстрее, чем чилийские и аргентинские, если они в одной ценовой категории”, — говорит директор по маркетингу сети супермаркетов “Азбука вкуса” Галина Ящук. А категория у продавцов импортных вин осталась одна: не дороже 300 руб. за бутылку.

Главные бенефициары кризиса — например, импортеры “Лудинг” и “Форт Ъ”, ориентированы на поставки именно французских вин. В поисках предложения подешевле они переключаются на столовое вино в пакетах. В результате средние оптовые цены на французские вина упали ниже $1 за литр. Вряд ли за эти деньги можно купить продукцию какого-нибудь приличного бордосского шато.

Рост цен на чилийские вина на этом фоне выглядит довольно странно. Но ему есть простое объяснение. Одним из немногих выигравших от кризиса импортеров, специализирующихся на чилийских винах, стала компания Whitehall. Ее крупнейший партнер — шато Los Boldos, чья продукция стоит несколько дороже, чем среднее чилийское вино. “Поставки вин Los Boldos совпали с кризисом, — рассказывает представитель Whitehall Елена Казакова. — Заказ на него делался еще в начале нынешнего года, партия пришла в начале июля уже с новыми марками и сразу пошла в розницу”.

А вот компании “П. Р. Русь” — российской “дочке” Pernod Ricard — не удалось наладить работу даже в ручном режиме. Сейчас ее ассортимент сократился вдвое. Среди вычеркнутых позиций — джин Beefeater.

Отовсюду исчез биттер Campari. “На днях мы возобновим поставки Campari ритейлерам, — обещает гендиректор Roust Inc Дмитрий Калинин. — Раньше мы получали его от дистрибутора "Васко", но он прекратил поставки. А сейчас мы заключили соглашение с Campari Group напрямую”.

Дефицит импорта ритейлеры пытаются восполнить российской продукцией. Поэтому многие импортеры переключаются на дистрибуцию российских вин — ведь, как уже было сказано выше, цепочка “ручных” согласований документов получается короче. А время оптовика стоит дорого.

“Магазины берут дешевое российское вино, только чтобы не потерять обороты. Даже мы взяли пять позиций российского вина. Взяли бы больше, но боялись спугнуть наших постоянных клиентов, привыкших к более изысканным напиткам”, — говорит Галина Ящук из “Азбуки вкуса”.

Российское спиртное преобладает почти во всех крупных розничных сетях. В середине августа в “Седьмом континенте” из 291 наименования спиртных напитков 155 были российского производства. Та же картина в сети “Рамстор”. Надежды вернуться к работе по-старому в ближайшее время почти ни у кого нет. “Худшее позади, ситуация должна улучшиться к Новому году”, — говорит Михаил Мозель. “Восстановимся к концу декабря”, — вторит коллеге директор компании-импортера “Виалко” Инна Маслихова.

Самый мрачный прогноз сделал президент Федерации рестораторов и отельеров (ФРО) Игорь Бухаров. “Думаю, что нас не ждет ничего хорошего еще как минимум год”, — говорит он. То, что дистрибуторы вин наращивают обороты, никак не сказывается на ресторанном бизнесе. Вино “Арбатское” не подашь вместо Chateau Talbot. Директор ресторана “Сударь” Игорь Овчинников оценивает ежедневные убытки московских ресторанов в 17-20% от среднего оборота.

Переключившиеся на российское спиртное дистрибуторы могут и не пожелать вновь расширять ассортимент. “Если мы делаем хорошие обороты на отечественном вине, стоит ли овчинка выделки?” — говорит директор по продажам одного из таких бывших импортеров. Рентабельность у торговцев дешевым вином, по его словам, такая же, как и у поставщиков элитных напитков, — в районе 15%.

Источник: «Sostav.ru»