Союз виноградарей и винделов России На главную страницу
На главную страницу Карта сайта Обратная связь
Новости информационно-аналитического портала Виноградарство и виноделие РоссииТорговая система предприятий виноградарско-винодельческой отрасли РоссииЗаконодательство виноградарско-винодельческой отрасли РоссииАнализ виноградарства, виноделия и рынка винаМаркетинговые технологии виноделияТехнологии виноделияТехнологии виноградарстваСистемы автоматизации для виноградарских и винодельческих предприятийВыставки, конференции, фестивалиИнвестиционные проекты виноградарский компаний и винодельческих хозяйств РоссииВ помощь потребителюВинный туризмНовые статьи, материалы, обзорыГПРСХЦПВРезультаты поиска
Анализ виноградарства, виноделия и рынка вина / Рынок виноградарства и виноделия СНГ: состояние, анализ, тенденции, прогнозы / Проблема молдавских виноделов - репатриация денежных средств

Проблема молдавских виноделов - репатриация денежных средств

Подарок к Празднику вина

В минувший вторник Центр учета оборота этилового спирта и алкогольной продукции начал выдавать государственные торговые марки для экспорта молдавских вин и дивинов в Россию. Как сообщил директор Центра Николай Касым, по данным на утро 11 октября, было выдано порядка 700 тыс. марок четырем производителям. В их числе “Vismos”, “DK-Intertrade”, “Calarasi-Divin” и “Lion-Gri”. Подана заявка и от “Migdal-P”.

Первым получило марки АО "Vismos". Генеральный директор комбината Константин Олару рассказал, что первая поставка в Россию формируется всего лишь из трех наименований игристых вин ("National" белое, полусладкое; "Сюрпризное" белое, полусладкое и брют) и двух дивинов ("Белый агат" трех- и пятилетней выдержки). Как только были получены молдавские марки для экспорта, об этом был поставлен в известность импортер - ТД "Арома". Он заказал российские акцизные марки еще два месяца назад, но не решался их выкупать, т.к. срок финансовой гарантии ограничен.

Ожидается, что марки с нанесенным штрих-кодом поступят на предприятие 22 октября, что позволит начать розлив. 29-30 октября образцы будут отобраны для испытаний в Национальном центре проверки качества алкогольной продукции.

Если за неделю их протестируют и оформят на продукцию сертификаты, то 5-6 ноября первые игристые вина и дивины будут отправлены (предыдущая отгрузка "Vismos" состоялась 15 декабря 2005 г.). Транспортировка до таможенного терминала займет 8-10 дней. Сертификация первой партии в России может продлиться две недели. "Пока радости мало, потому что четко вижу трудности и проблемы. Смогу свободно вздохнуть, только когда продукция будет вывезена с таможенного терминала и окажется на складах импортера", - говорит Константин Олару. После этого останется мало времени до Нового года, чтобы рассредоточить продукцию по территории России. Например, в Хабаровск она идет целый месяц и к празднику уже не успеет. Игристые вина и дивины от "Vismos" смогут попасть на стол потребителей в основном европейской части страны. Цены на них будут выше прежних. Проблема в другом - как снова завоевать магазинные полки.

Помимо потери основного рынка сбыта молдавских вин и связанного с этим глубокого кризиса в отрасли, у отечественных виноделов есть еще одна большая головная боль - репатриация денежных средств за алкогольную продукцию, экспортированную в Россию, либо самой продукции. 1 октября истек срок продления отсрочки репатриации, предоставленной парламентом 27 апреля 2007 г.

Напомним, что согласно законодательству, несоблюдение сроков репатриации денежных, материальных средств и услуг влечет за собой наложение на хозяйствующих субъектов штрафа в размере 0,1 процента суммы не возвращенных в страну средств за каждый день просрочки. Правда, размер штрафа не может быть больше не репатриированной в срок суммы. Однако и уплата штрафа не освобождает предприятия от обязательств по репатриации. Лишь когда размер уплаченного штрафа равен не репатриированной сумме или стоимости не возвращенных товаров, хозяйствующий субъект освобождается от этих обязательств. Но, наверное, самое главное - "Таможенная служба приостанавливает экспортные операции хозяйствующих субъектов до осуществления ими окончательных расчетов по примененным санкциям".

У наших производителей одной проблемой было бы меньше, если бы компетентные органы признали создавшуюся ситуацию форс-мажорной. Но виноделам "наверху" сказали, чтобы на форс-мажор не рассчитывали и "выкручивались" сами. Большинство предприятий не получили денег за отгруженную продукцию и не знают, какова ее судьба. Руководитель крупного предприятия рассказал, что ему звонили некие лица с кавказским акцентом и предлагали купить его же вина по 15 рублей за бутылку. Продукцию другого завода продавали в подмосковных киосках по 40-50 руб., в то время как она считалась уничтоженной. "Молдавские вина тихо растекались по теневому российскому рынку, а это 70-80 млн бутылок, на которых кто-то неплохо заработал", - считает один из менеджеров.

Отсрочка по репатриации была предоставлена 42 предприятиям почти на 230 млн леев. Самая большая сумма значилась у АО « Acorex Wine Holding » - 19,8 млн леев, наименьшая – у « Mold - Nord » - 100 тыс. леев. У 34 предприятий списка счет идет на миллионы. Еще в мае виноделы спрашивали: а что будет после 1 октября?

У АО « Carahasani - Vin » было не репатриировано более 17 млн леев. "Нам удалось вернуть 6-8% экспортированного товара, который был растаможен в России, - говорит генеральный директор Сергей Пануш . - Для этого пришлось пойти на дополнительные расходы. На каждый условный вагон или фуру вина надо затратить 20-30% его стоимости плюс акциз и НДС. Часть вина была уничтожена. Одна из четырех фирм, с которыми работали, - "Моро" - пригласила приехать и забрать вина, потому что за их уничтожение надо платить. Денег на возврат товара у нас не было. Мы попросили финансовой поддержки у партнера (в последующем провели бы взаиморасчеты), но он на это не пошел. Поэтому судьба вин не известна. По неофициальной информации, вина кто-то продает по 5-8 руб. за бутылку, но как они попали в те руки, мы не знаем. Уверен, больше ничего не вернется, потому что фактически вина нет. Когда законодатели предоставляли отсрочку до 1 октября, они должны были предвидеть ситуацию после этой даты. Я задавался вопросом: что будет потом? Будут налоговые проверки, в результате которых нас должны наказывать, но за что?"

Свыше 2 млн леев не репатриированных средств числилось у Тараклийского винкомбината. По словам его генерального директора Георгия Франгу , предприятию ничего не удалось получить - ни денег, ни товара. Нет и механизма возврата этих вин. Официального подтверждения об их уничтожении тоже нет. "Генеральный импортер предложил нам забрать продукцию, но выкупив ее. При этом денег за товар ранее нам не заплатили. Вина отправлялись по 0,7 доллара/бутылка, а за один вагон возврата (40 тыс. бутылок) нужно было потратить $25-27 тыс., или по $0,63-0,67 на бутылку. Фактически предприятие несло двойные расходы. Мы не согласились. Я обращался в агентство "Молдова-вин" с вопросом: что делать с нашими винами в России? Мне ответили, что сначала надо решить проблему возобновления экспорта. Надеемся, что дело не дойдет до штрафных санкций, но можно всего ожидать", - полагает г-н Франгу.

Не смогло репатриировать более 1 млн леев ООО « VS - Exsport ». Получатели вина растворились, как ежик в тумане. "Письма с претензиями к российским торговым партнерам возвращаются, т.к. нет адресата, - рассказывает генеральный директор Валерий Кожокару . - Они обанкротились, затем открыли новые фирмы. С кем судиться? Как предприятия смирились с потерей своих денег, так и государство должно с этим смириться. В настоящее время репатриация возможна только по "черным" схемам, т.е. прогнать свои же деньги через "оффшор" и закрыть вопрос, только чтобы контролеры оставили в покое. Парламентарии должны понять, что дальнейшее продление сроков репатриации не имеет смысла, поскольку законным путем она невозможна. Российские покупатели заплатили за полученные вина НДС, акциз, за аренду складов - словом, понесли расходы. Чтобы их возместить, они были вынуждены за бесценок подпольно продать продукцию. Я бы на их месте поступил так же и поэтому не виню. Необходимо отменить требование о репатриации по отношению к винодельческим предприятиям. Тем более что с 1 января объявлена амнистия по долгам в бюджет. Получается, кто-то в нормальных условиях не платил налоги, и его простили, а виноделов будут наказывать за то, что они свои деньги потеряли? Агентство "Молдова-вин" должно выйти с инициативой, чтобы с нас сняли эти обязательства и оставили в покое".

Как заявил председатель Союза производителей и экспортеров молдавских вин, генеральный директор АО « Imperial - Vin » Георгий Козуб , Союз направил письмо в "Молдова-вин" (чтобы агентство далее вышло на правительство и парламент) с просьбой "продлить срок репатриации денежных средств и товаров до их поступления на предприятия". Но они никогда не вернутся, поэтому виноделы просят не применять к ним санкций. Например, продукции "Imperial-vin" в России уже нет. Чтобы не тратиться на хранение на складах и уничтожение, ее просто дарили хорошим людям.

Письмо Союза производителей и экспортеров молдавских вин не осталось без внимания. Генеральный директор агентства "Молдова-вин" Валериу Миронеску сообщил "ЛП", что возглавляемое им ведомство предложило правительству выйти с инициативой в парламент продлить срок репатриации еще на шесть месяцев.

АО "Acorex Wine Holding" - одно из немногих предприятий, которому удалось решить проблему. Генеральный директор компании Сергей Борец поделился опытом: "Все юридические лица, с которыми мы работали, уже не существуют. Априори невозможно получить никаких денег. Однако перед тем, как происходило закрытие фирмы нашего агента, он получил в ТПП РФ заключение о форс-мажорных обстоятельствах. Российская ТПП посчитала, что фирма не может повлиять на создавшуюся межгосударственную ситуацию. Получив там этот документ, мы доказали налоговой службе, что наши деньги никогда не вернуться, и вопрос был закрыт. Если у молдавских виноделов нет прав на экспортированное в Россию вино, следовательно, ни денег, ни товара они никогда не увидят. Есть ли вообще этот товар? Если есть, то кто им владеет - тоже не известно".

Предприятия, которые в России открыли собственные торговые дома, нашли выход, перечислив в Молдову средства российских юридических лиц. Но у тех структур появлялись убытки, поскольку и у них нет в наличии молдавской винодельческой продукции по вышеназванным причинам. По мнению одного из предпринимателей, такой способ - лишь относительное решение проблемы, т.к. в РФ тщательно проверяют убыточные сделки. После подобной финансовой операции нужно будет очень постараться доказать контролирующим органам, что потери были настоящими.

Частично вернуло растаможенную в России продукцию АО «Dionysos-Mereni». На момент принятия закона, продлившего срок репатриации, за этим предприятием числилось более 3 млн леев. Генеральный директор компании Дмитрий Фока сказал, что с удовольствием забрал бы всю отгруженную на этот рынок продукцию. Но из-за возникавших вопросов с таможенными и налоговыми органами часть ее пришлось оставить на складах. Полгода назад она там еще была. Сегодня, надеется, тоже присутствует. Когда АО "Dionysos-Mereni" занималось возвратом своих вин, коллеги спрашивали: "Зачем тащить вагоны обратно?" На что руководитель предприятия отвечал: "Лучше потратиться на транспортные расходы, чем продукция пропадет. Если на российских просторах целые армии исчезали, то что для них 850 тыс. бутылок нашего вина?" Все три клиента данного производителя предоставили ему акты о форс-мажорных обстоятельствах.

Почему для российских импортеров признали факт форс-мажора, а для молдавских экспортеров нет? Ведь они попали в одну историю? Значит ли это, что ТПП Российской Федерации более самостоятельна в принятии решений, чем аналогичная структура в Молдове?

 

Источник:  vinmoldova.md