Союз виноградарей и винделов России На главную страницу
На главную страницу Карта сайта Обратная связь
Новости информационно-аналитического портала Виноградарство и виноделие РоссииТорговая система предприятий виноградарско-винодельческой отрасли РоссииЗаконодательство виноградарско-винодельческой отрасли РоссииАнализ виноградарства, виноделия и рынка винаМаркетинговые технологии виноделияТехнологии виноделияТехнологии виноградарстваСистемы автоматизации для виноградарских и винодельческих предприятийВыставки, конференции, фестивалиИнвестиционные проекты виноградарский компаний и винодельческих хозяйств РоссииВ помощь потребителюВинный туризмНовые статьи, материалы, обзорыГПРСХЦПВРезультаты поиска
Анализ виноградарства, виноделия и рынка вина / Российский рынок виноградарства и виноделия: состояние, анализ, тенденции, прогнозы / Прогнозы экспертов на 2007 год

Прогнозы экспертов на 2007 год

Рынок алкоголя-2007. Новогодние прогнозы

Для участников алкогольного рынка 2006 год был, мягко говоря, довольно беспокойным. Дестабилизации рынка способствовали самые разные обстоятельства: от вполне ожидаемых негативных последствий многочисленных нововведений (в перспективе весьма­ позитивных, как, например, ЕГАИС) до форс-мажоров вроде роспотребнадзоровского запрета на ввоз молдавских и грузинских вин

 Павел Сергеевич Шапкин, президент HАА,  председатель Экспертного совета по вопросам регулированияпроизводства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции при Комитете Государственной Думы по экономической политике, предпринимательству и туризму

Что приготовил производителям, продавцам и по­требителям алкоголя 2007 год? Как пройдет внедрение запланированных мер, таких как оснащение предприятий счетчиками спирта, введение единой ставки акциза для разных видов алкогольных напитков и изменение правового режима оборота ряда спиртосодержащих продуктов? Как будет развиваться история с запретом на оборот молдавских и грузинских вин и чем закончится эпопея с перемаркировкой импортной продукции? Будут ли претворены в жизнь такие широко обсуждаемые проекты, как введение государственной монополии на оборот спирта, перенесение обязанности по уплате акциза на производителей спирта, установление минимальных оптовых и розничных отпуск­ных цен на ликеро-водочные изделия и учреждение единого федерального органа по регулированию алкогольной отрасли, или хотя бы подготовлена почва для их реализации?

Спрогнозировать развитие событий на алкогольном рынке мы попытались вместе с президентом Национальной алкогольной ассоциации, председателем Экспертного совета по вопросам регулирования алкогольного рынка при Комитете Госдумы по экономической политике, предпринимательству и туризму Павлом Шапкиным. Впрочем, если с самого начала года ситуация на рынке алкоголя начнет развиваться вопреки всем прогнозам, разве этому кто-нибудь удивится?

 

“Спиртные напитки”: Один из самых актуальных на сегодняшний день вопросов касается вступления в силу законодательных положений, связанных с оснащением всех предприятий счетчиками концентрации и объема безводного спирта, информация с которых должна будет в автоматическом режиме поступать в ЕГАИС. Ходят слухи, что обязательное внедрение этих счетчиков, запланированное на 1 февраля 2007 года, будет в очередной раз отложено. Верно ли это и если да, то насколько оправданным вам кажется такое решение?

 

Павел Шапкин: Проблема, связанная со сроками обязательной установки счетчиков и их подключения к Единой государ­ственной автоматизированной информационной системе, действительно есть. Соответствующий приказ был недавно зарегистрирован в Минюсте, но он пока не опубликован. Получается, что до 1 февраля у производителей остается не полтора месяца “активного” времени, а гораздо меньше: во-первых, с момента опубликования постановления до момента его вступления в силу должно пройти определенное время, а во-вторых, в январе предприятия почти на две недели “выпадают из обоймы” в связи с новогодними праздниками. Так что я не думаю, что все предприятия успеют уложиться с установкой счетчиков до 1 февраля. Скорее всего, окончательное вступление в силу данного постановления будет перенесено на лето, что представляется мне вполне разумным.

 

СН: Многие ли производители алкогольной и спиртосодержащей продукции уже успели подготовиться к внедрению системы автоматического учета безводного спирта?

ПШ: Думаю, полностью готовы не более 20-30%. Часть производителей пока вообще не озаботилась установкой таких счетчиков, а другие пользуются недостаточно точным оборудованием (погрешность счетчиков, установленных на большинстве заводов, составляет 1,5% при официально вводимом максимуме в 0,8%). Такие предприятия должны будут либо приобретать новое оборудование, либо проводить модернизацию имеющегося. Все предприятия также должны приобрести и подключить необходимое программное обеспечение для автоматической передачи данных со счетчиков в ЕГАИС. Все это затраты — и временные, и финансовые.

 

СН: Закупка такого оборудования для нужд отечественного алкопрома осуществ­ляется централизованно или каждый производитель должен связываться с изготовителями счетчиков концентрации и объема спирта самостоятельно?

ПШ: Заказ и установка счетчиков производится предприятиями в частном порядке.

 

СН: Депутаты должны до конца года принять ряд по­правок к закону о государ­ственном регулировании алкогольной отрасли. Какие поправки могут вступить в силу уже в январе 2007 года?

ПШ: В ближайшее время будут обсуждаться такие во­просы, как отключение от ЕГАИС складов временного хранения, а также отмена требования по учету в ЕГАИС неспиртосодержащей продукции (например табака, некоторых кондитерских изделий), для производства которой используется спирт, алкогольная и спиртосодержащая продукция. Вероятно, в будущем из режима ЕГАИС и в принципе из-под действия 102-го закона будут выведены парфюмерно-косметические товары и спиртосодержащая продукция медицинского назначения, хотя не думаю, что это произойдет раньше января 2008 года.

 

СН: А как же борьба с потреблением медицинского спирта и пресловутой настойки боярышника?

ПШ: По идее, эта проблема должна решиться уравниванием акцизной ставки на всю подакцизную спиртосодержащую продукцию. Напомню, что с начала 2007 года отменяется дифференциация акцизных ставок в зависимости от вида продукции. Для водки, ликеров, коньяков, слабоалкогольных коктейлей и прочей подакцизной алкогольной и спиртосодержащей продукции (за исключением натуральных вин и пива) устанавливается единая ставка акциза в размере 162 рублей за литр безводного спирта. Покупка медицинской настойки вместо водки потеряет экономический смысл.

 

СН: В какой стадии находится обсуждение вопроса об установлении минимальных отпускных розничных и оптовых цен на ликеро-водочные изделия?

ПШ: Принятие решения по этому вопросу отложено на неопределенный срок. Причины мне, честно говоря, непонятны. Мера‑то на самом деле нужная и достаточно своевременная.

 

СН: Прокомментируйте, пожалуйста, запуск Росспиртпромом “национального водочного проекта”. Изменится ли расстановка сил в нижнем сегменте рынка крепкого алкоголя в связи с выпуском дешевой государ­ственной водки?

ПШ: Запуск такого проекта — не более чем рекламный ход, но очень удачный. Спрос на дешевую водку очень высок, а если эта водка еще и гарантированно легальная… Я, правда, сомневаюсь, что Росспиртпрому удастся поддерживать цену на свою новую водку на заявленном уровне — 65 рублей в рознице. Дистрибьюторы и розничные операторы умеют считать и не будут работать в минус или с маленькой наценкой. Думаю, в магазинах эта водка будет продаваться по средней для этого сегмента цене, но нестандартная “идеологическая” подоплека проекта будет подогревать интерес по­требителя к новинке и поможет Росспиртпрому отвоевать дополнительные 1-2% рынка.

 

СН: До 29 декабря 2006 года, когда импортеры должны завершить процесс переоклейки продукции с маркой старого образца, осталось совсем мало времени. Как они, справятся?

ПШ: Большинство — да, а тем, кто не успеет, думаю, будет дан еще один шанс. По моим прогнозам, “дедлайн” по перемаркировке будет отодвинут как минимум на квартал.

 

СН: Как получилось, что не всем участникам рынка хватило времени для перемаркировки своей продукции? Ведь у них было целых полгода!

ПШ: При назначении сроков перемаркировки не были учтены многие факторы: сложности с изготовлением марок и вопросы гарантийного обеспечения их оплаты, технические возможности участников рынка по переоформ­лению этой продукции, география нашей страны. Думаю, в большинстве случаев завершить переоклейку вовремя импортерам помешала вовсе не собственная нерасторопность, а объективные факторы. Нескольких дополнительных месяцев должно хватить, чтобы все “отстающие” подтянулись. Думаю, ограничив срок перемаркировки концом 2006 года, правительство поступило очень мудро. Если бы импортерам изначально дали на перемаркировку больше времени, то все равно не все компании уложились бы в срок.

 

СН: Напоследок — один из самых волнующих вопросов. Руководители России и Молдовы пришли к принципиальной договоренности: поставки молдавских вин в Россию будут возобновлены. Когда мы снова увидим эту продукцию на полках?

ПШ: Думаю, нашим странам понадобится пара месяцев, чтобы разрешить все технические во­просы, связанные с возобновлением поставок, и уже весной эта продукция снова поступит в продажу.

 

СН: Как вам кажется, ждут ли потребители и участники рынка “возвращения” молдавских вин? Удастся ли Молдове полностью восстановить свои позиции на отечественном рынке?

ПШ: Я слукавлю, если скажу, что за молдавские вина сегодня никто не даст и ломаного гроша. Интерес к этой продукции есть, однако не думаю, что Молдове удастся на первом этапе занять больше 10-15% рынка (при том, что до введенного в марте 2006 года запрета доля молдавской продукции на винном рынке России составляла как минимум 50%). Впрочем, и этот результат будет достаточно неплохим с учетом того, что предлагаемые молдавскими производителями отпускные цены уже сейчас превышают прошлогодние примерно на 60%. Да и аппетиты российских виноделов за последнее время возросли — свою долю рынка они без борьбы не уступят. Кроме того, после более чем полугода довольно жесткой антирекламы и конечный потребитель будет относиться к этой продукции с некоторой настороженностью.

 

СН: За счет чего молдав­ским производителям удастся отвоевать часть своей преж­ней доли рынка? Ведь если они поднимут цены более чем в два раза, то лишатся одного из своих главных конкурентных преимуществ.

ПШ: Во-первых, за счет существующих между нашими странами давних деловых отношений. Вторым существенным преимуществом работы с Молдовой для импортеров является отсут­ствие ввозной пошлины на винодельческую продукцию из этой страны, а это все-таки 20% от таможенной стоимости товара.

 

СН: Продукция каких молдавских заводов вернется на полки отечественных магазинов в первую очередь?

ПШ: Я думаю, на первом этапе на российский рынок сможет вернуться не больше десятка молдавских винзаводов. Круг импортеров, которые возобновят работу с молдавской продукцией, также сузится. Впоследствии прежний баланс будет более или менее восстановлен — конечно, при условии, что поставщики будут четко соблюдать требования российской стороны к качеству продукции и проводить грамотную ценовую политику.

 

СН: Сегодня в сообщениях о грядущем возвращении молдавских вин фигурирует понятие “одного окна”, через которое вся продукция из Молдовы будет поступать на местный рынок. Каким образом будет функционировать эта система?

ПШ: Основная идея “одного окна” — жесткий контроль качества вин, поступающих на российский рынок из Молдовы. Однако механизмы реализации этой системы пока не прописаны. Честно говоря, я сомневаюсь в жизнеспособности идеи “одного окна”. По большому счету, она противоречит принципам рыночной экономики; ее можно реализовать на локальном уровне, но не на уровне взаимоотношений между двумя странами. Здесь налицо столкновение интересов: российская сторона будет стремиться ограничивать объемы поставок, а молдавская — наращивать, и это неминуемо приведет к “прорубанию” новых “окон”.

Источник: "Спиртные напитки и пиво"