Союз виноградарей и винделов России На главную страницу
На главную страницу Карта сайта Обратная связь
Новости информационно-аналитического портала Виноградарство и виноделие РоссииТорговая система предприятий виноградарско-винодельческой отрасли РоссииЗаконодательство виноградарско-винодельческой отрасли РоссииАнализ виноградарства, виноделия и рынка винаМаркетинговые технологии виноделияТехнологии виноделияТехнологии виноградарстваСистемы автоматизации для виноградарских и винодельческих предприятийВыставки, конференции, фестивалиИнвестиционные проекты виноградарский компаний и винодельческих хозяйств РоссииВ помощь потребителюВинный туризмНовые статьи, материалы, обзорыГПРСХЦПВРезультаты поиска
Анализ виноградарства, виноделия и рынка вина / Регулирование алкогольного рынка / Региональная политика оборота алкогольной продукции (июнь, 2007 год)

Региональная политика оборота алкогольной продукции (июнь, 2007 год)

Регионы в поисках решений

В составе Экспертно-консультативного совета при Комитете Совета Федерации Федерального Собрания РФ по экономической политике, предпринимательству и собственности создана рабочая группа по региональной политике в области оборота и розничной торговли алкогольной продукцией.

Первое заседание группы состоялось в Москве 22 мая. О целях ее создания, итогах стартового совещания и главных региональных проблемах алкогольного рынка России беседуем с руководителем рабочей группы Павлом Сергеевичем Шапкиным.

Спиртные напитки: По чьей инициативе и с какой целью была создана рабочая группа?

Павел Шапкин: Группа была создана по инициативе Комитета Совета Федерации по экономической политике, предпринимательству и собственности. Это решение было продиктовано требованием времени: с учетом сегодняшних условий функционирования алкогольного рынка в России назрела необходимость учреждения консультативного органа, в рамках которого представители региональных органов исполнительной власти могли бы обмениваться информацией и опытом и на федеральном уровне проводить решения, которые будут способствовать повышению эффективности законотворческой деятельности субъектов Федерации в области оборота алкогольной продукции.

 

СН: Кто вошел в состав рабочей группы?

ПШ: В первом заседании приняли участие представители органов исполнительной власти Москвы, Санкт-Петербурга, Оренбургской, Ярославской, Тверской, Нижегородской, Ульяновской, Ростовской, Курской, Астраханской, Московской, Липецкой, Кемеровской областей, Татарстана, Республики Коми, Ханты-Мансийского автономного округа. Это руководители департаментов и управлений, непосредственно курирующих алкогольные вопросы в границах своих областей. На совещании также присутствовали представители Минфина, НТЦ “Атлас”, Енисейской алкогольной ассоциации, Тверской алкогольной ассоциации, Национальной алкогольной ассоциации. К деятельности рабочей группы сразу проявили интерес представители еще нескольких субъектов Российской Федерации, так что, думаю, ее состав будет постепенно расширяться.

 

СН: Какие вопросы на сегодняшний день первоочередные?

ПШ: Группа активно взялась за работу над приведением норм Кодекса об административных правонарушениях и Уголовного кодекса в соответствие с действующим алкогольным законодательством. Сейчас в этой сфере царит настоящая неразбериха. Многие серьезные законодательные изменения в области государственного регулирования производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, связанные, в частности, с вступлением в силу ФЗ-102, не были отражены в КоАПе и УК. Например, несмотря на отмену квотирования поставок этилового спирта, КоАП до сих пор предусматривает ответственность за закупку спирта без квот, в то время как ряд новых запретов не нашел отражения ни в одном из кодексов. То есть получается, что запреты есть, а наказаний за их нарушение не предусмотрено. С другой стороны, в Кодексе об административных правонарушениях есть нормы, дублирующие ряд норм УК. Это позволяет проверяющим и судебным органам квалифицировать некоторые правонарушения одновременно как административные и как уголовные и выбирать из нескольких возможных мер наказания одну по своему усмотрению. То есть за одно и то же неправомерное деяние можно отделаться “легким штрафом”, а можно на несколько лет сесть в тюрьму. Понятно, что существование таких противоречий в законодательной базе дает богатую почву для развития коррупции.

 

СН: Можно навскидку какой-нибудь пример подобного разночтения в законодательстве?

ПШ: Ну, скажем, торговля немаркированной продукцией или продукцией, не соответствующей требованиям по маркировке. Другой пример — торговля продукцией, не соответствующей требованиям по качеству. За многие виды правонарушений установлена неадекватно низкая ответственность. Так, в КоАПе до сих пор содержится статья, в соответствии с которой производство и реализация опасной для здоровья спиртосодержащей продукции “карается” достаточно скромным штрафом, что вообще мне непонятно. Какая может быть административная ответственность, когда речь идет об отравлении людей? За производство и реализацию поддельных акцизных марок также предусмотрены всего лишь штрафы, за исключением случаев, когда она осуществляется в особо крупных размерах и влечет за собой “особо тяжкие последствия”. Между тем именно из этих “не особо крупных” хищений и складываются ежегодные многомиллионные бюджетные недостачи.

 

СН: Насколько я понимаю, проблема дисбаланса “преступлений и наказаний” в сфере производства и оборота алкоголя носит, так сказать, федеральный характер. А на каких вопросах, относящихся к компетенции непосредственно субъектов Федерации, будет сфокусировано внимание рабочей группы?

ПШ: Круг этих вопросов достаточно широк: контроль качества алкогольной продукции, регулирование розничной торговли и введение декларирования розницы, разрешение различных юридических коллизий в применении норм действующего законодательства и многое другое. Так, например, разными субъектами РФ по-разному трактуются нормы, относящиеся к лицензированию розничной продажи алкогольной продукции (этот вопрос лежит в сфере компетенции региональных властей). С одной стороны, федеральный закон разрешает региональным законодательным собраниям устанавливать для розничных продавцов те или иные требования в дополнение к базовым требованиям, которые установлены в ФЗ-102 для всех операторов алкогольного рынка, с другой — попытки субъектов РФ установить для ретейлеров порядок выдачи лицензий, отличный от утвержденного Федеральной налоговой службой для оптовых продавцов, зачастую оспариваются (в том числе и в судебном порядке), так как границы полномочий региональных властей в этой сфере очерчены недостаточно четко. Необходимо очертить эти границы, прийти к единой трактовке понятия правомочности различных решений субъектов РФ в области лицензирования розничной продажи спиртных напитков. Этим вопросом будет вплотную заниматься рабочая группа.

 

СН: Какие проблемы возникают в связи с введением в регионах систем декларирования розничных продаж алкогольной продукции?

ПШ: Главная проблема в том, что у регионов пока нет серьезной заинтересованности в их внедрении. Это во многом обусловлено изменениями в системе распределения акцизов между регионами. До 2006 года субъекты Федерации были кровно заинтересованы в строгом учете реализуемой на их территории алкогольной продукции, поскольку от его точности напрямую зависел объем поступлений в местные бюджеты: в регионах через акцизные склады оседало 80% акциза с каждой проданной бутылки отечественной водки или вина. Сегодня целесообразность учета розничных продаж для субъектов Федерации неочевидна, поскольку, во-первых, нет прямой зависимости между количеством алкоголя, проданного в том или ином регионе, и объемом поступлений в региональный бюджет, а во-вторых, дальнейшей обработки этих отчетов (например, сопоставления данных по розничным продажам в каждом регионе с информацией об объеме производства, импорта и оптового оборота алкоголя в стране с целью выявления контрафакта), пока не предусмотрено. Конечно, и власти, и игроки рынка заинтересованы в его легализации (чему в конечном итоге и должно способствовать розничное декларирование), но нужно, чтобы создание такой системы было целесообразно и для каждого отдельно взятого региона. В отсутствие внятной мотивации введение таких систем осознается субъектами Федерации не как дополнительное полномочие, а как лишняя обязанность. Часто декларирование вводится лишь для того, чтобы отчитаться перед региональными властями и закрыть вопрос.

 

СН: Говоря о приоритетах рабочей группы, вы едва ли не первым пунктом упомянули вопрос обеспечения качества алкогольной продукции. Где в этой области пролегает граница между правами и обязанностями федеральных властей и администраций субъектов РФ?

ПШ: Этот вопрос как раз самый сложный. Сошлюсь, опять же, на ситуацию, которая существовала до вступления в силу 102-го закона. До 2006 года в каждом регионе действовала система контроля за качеством алкогольной продукции, что, с одной стороны, служило барьером для некачественной и опасной для здоровья продукции, а с другой — способствовало процветанию регионального сепаратизма, при котором регионы использовали возможности системы для недопущения на местный рынок продукции из других областей РФ. Сегодня регионы лишены возможности продолжать работу в том направлении, в котором она велась. В то же время ряд полномочий в этой сфере дается субъектам РФ в соответствии с другими законами, в частности, ФЗ “О качестве и безопасности пищевых продуктов” и ФЗ “О защите прав потребителей”. Уровень бюджетного обеспечения этой сферы в различных регионах варьируется. В некоторых регионах власти идут на введение добровольных систем сертификации и маркировки, разработку всевозможных марок, знаков, стикеров. Крупные федеральные игроки высказывают мнение, что в ряде областей России региональный сепаратизм до сих пор не изжит. С учетом потребностей покупателей в качественной продукции с одной стороны и различных “подводных камней” с другой, вопрос о полномочиях органов исполнительной власти субъектов Федерации по внедрению тех или иных защитных мер и о правоприменительной практике в этой сфере встает особенно остро. Но задача не в том, чтобы найти правых и неправых в каждом конкретном случае, а, опять же, в установлении тех границ, внутри которых субъекты Федерации получают свободу действий, и в отсечении бесспорно некорректных форм деятельности региональных властей в этой области.
Участники рабочей группы, представляющие различные регионы России, также планируют обмениваться информацией о выявленной некачественной продукции с целью недопущения ее на рынок.

 

СН: С одной стороны, в рабочей группе идет обмен информацией и опытом решения отраслевых проблем в регионах, с другой — работа над созданием условий для проявления субъектами Федерации большей самостоятельности в выборе способов решения этих проблем. Как вы думаете, к чему приведет работа группы в долгосрочной перспективе: к унификации или диверсификации подходов региональных властей к регулированию алкогольного рынка?

ПШ: Каких-то конкретных целей в этом отношении рабочая группа перед собой не ставит. Но думаю, что рынок, по крайней мере регионы, представленные в рамках рабочей группы, будут двигаться скорее в сторону унификации. В конечном счете, группа создана для того, чтобы искать эффективные пути решения проблем (которые для большинства регионов универсальны), и если кому-то где-то уже удалось с ними справиться, то властям других субъектов Федерации стоит, безусловно, учесть этот позитивный опыт.

Справка СН

22 мая 2007 года в Москве состоялось заседание рабочей группы региональной политики в области оборота и розничной торговли алкогольной продукцией, контроля качества и борьбы с контрафактной и суррогатной алкогольной продукцией Экспертно-консультативного совета при Комитете Совета Федерации по экономической политике, предпринимательству и собственности по вопросу государственного регулирования производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, вина и виноматериалов, топливного этанола и пива.

В совещании приняли участие представители органов исполнительной власти Санкт-Петербурга, Москвы, Оренбургской, Ярославской, Тверской, Нижегородской, Ульяновской, Ростовской, Курской, Астраханской, Московской, Липецкой, Кемеровской областей, Республики Коми, Республики Татарстан, Ханты-Мансийского автономного округа, представители Минфина, НТЦ “Атлас”, Национальной алкогольной ассоциации. Енисейской алкогольной ассоциации, Тверской алкогольной ассоциации.

На совещании обсуждалась текущая ситуация в области оборота и розничной торговли алкогольной и спиртосодержащей продукцией, контроля качества и борьбы с контрафактной и суррогатной алкогольной продукцией, опыт органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и объединений участников алкогольного рынка. Особое внимание было уделено вопросам лицензирования и декларирования розничной продажи алкогольной продукции.

Участники совещания обратили внимание на необходимость однозначного толкования норм федерального законодательства в области государственного регулирования производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции по вопросам компетенции субъектов Российской Федерации и совершенствования взаимодействия между органами исполнительной власти федерального и регионального уровня.

В рамках рабочей группы организуется постоянный обмен опытом из области правоприменительной практики, а также фактической информацией, в том числе о суррогатной алкогольной продукции.

Источник: "Спиртные напитки и пиво"