Союз виноградарей и винделов России На главную страницу
На главную страницу Карта сайта Обратная связь
Новости информационно-аналитического портала Виноградарство и виноделие РоссииТорговая система предприятий виноградарско-винодельческой отрасли РоссииЗаконодательство виноградарско-винодельческой отрасли РоссииАнализ виноградарства, виноделия и рынка винаМаркетинговые технологии виноделияТехнологии виноделияТехнологии виноградарстваСистемы автоматизации для виноградарских и винодельческих предприятийВыставки, конференции, фестивалиИнвестиционные проекты виноградарский компаний и винодельческих хозяйств РоссииВ помощь потребителюВинный туризмНовые статьи, материалы, обзорыГПРСХЦПВРезультаты поиска
Анализ виноградарства, виноделия и рынка вина / Российский рынок виноградарства и виноделия: состояние, анализ, тенденции, прогнозы / Тенденции российского алкогольного рынка

Тенденции российского алкогольного рынка

Алкоголь. Что же такое консолидация по-русски?

Очень бы хотелось, чтобы вектор консолидации совпал с вектором развития и подъема регионального производства алкоголя при нахождении компромисса региональными администрациями между федеральными и региональными производителями. Не исключено, что рынок России будет (как сказал в свежем интервью владелец «Синергии» Мечетин) через 5 лет поделен между 5-6 компаниями. По крайней мере, «Синергия» со своей стороны показала такой пример. Вопрос в том, кто будут эти компании через 5-6 лет и как они будут называться? И кому реально принадлежать? Ну не хочется вопреки всем идеям глобализации, чтобы это были западные компании… Просто нонсенс – российский рынок водки в руках западных компаний…

Бокал коньяка и виноград Рассуждая о том, почему российские компании столь пассивны в освоении мирового рынка водки и ЛВИ, понимаешь, что помимо надежд на расширение легального рынка в России и отсутствия денег на серьезное освоение западного рынка даже «Русским стандартом», главной причиной является иная. А зачем сегодня тратить и зарывать в песок по 10 -15 млн дол в год и более для серьезного продвижения водки на том же американском рынке сегодня, если это не повлияет на цену компании при ее покупке «завтра» крупным мировым рпеаротором. За год-два- три бренд там все равно не добьется серьезного успеха (пример, некоторые наши компании, купившие в США свои дистрибьюторские компании пару лет назад). Кроме того, всех «подрезал» кризис 2006 г. Если бы не он, может дела с экспортом и развивались бы лучше. И при здравом рассуждении оказывается, что гораздо выгоднее осваивать свой российский рынок (толкаться локтями здесь), чем играть на мировом рынке. Тем более, что запад уже «дышит» в наш «алкогольный затылок».

В результате будущих сделок в ожидании глобальной консолидации российский алкогольный крупный бизнес либо станет совместной собственностью российско- западных компаний, либо полностью перейдет в руки западных компаний. Но есть один нюанс- в России не любят запад. И к переходу крупного российского алкогольного бизнеса в руки крупнейших мировых алкогольных компаний Россия (не сами бизнесмены, а именно Россия) не готовы психологически. Приход самого крупного алкогольного бизнеса в Россию состоялся давно в виде продукции этих компаний через российских или собственных дистрибьюторов, размещение заказов на производство своей продукции на российских заводах («Диаджео» более 10 лет производила «Смирнофф» на «Ливизе»; «Перно – Рикар» владеет в России водкой «Алтай» и т.д.). Но по – крупному до поры до времени крупный зарубежный алкогольный бизнес в российские дела не вмешивается и в дела консолидации напрямую не влезал.

Западные компании отлично понимают, что ситуация на алкогольном рынке России – самом остросоциальном рынке стране- создана искусственно и самим государством. Для консолидации крупного российского алкогольного бизнеса в руках крупных западных компаний не настал момент, хотя для пивного рынка этот момент настал в 1995 г.

Крайне негативно в России к алкогольному рынку настроены прогосударственные общественные организации и ряд общественных «трибунов». И если сегодня «российский народ спаивают российские компании» в условиях отсутствия гармонизации алкогольных интересов государства, общества, бизнеса и всех слоев потребителей, то на ярлык «спаивателей» русского народа крупнейшие западные компании, которые смогли договориться о своей социальной ответственности во всех прочих странах мира как о защите от нападок, эти компании – лидеры мирового алкогольного рынка не согласны.

На наш взгляд, именно этот психологический момент толкает крупнейшие западные компании (даже в ущерб финасам – так как российски- консолидированные российскими компаниями холдинги стоят уже на много дороже) воздержаться от прямых приобретений российской алкогольной собственности. Но то же создание «Синергии» и ее IPO, то же укрупнение «Русского алкоголя» на федеральном уровне, тот же подъем регионов на уровне «Омсквинпрома» и «Байкалфарма» заставили западные компании начать на российском рынке активные действия по скупке алкогольных активов в России и Украине через посредников.

Сегодня (временно) возможны два пути такой консолидации в интересах крупнейших западных компаний: приобретение российского крупного алкогольного бизнеса через посредников или создание для вида совместных предприятий с участием российской компании с перспективой перехода компании полностью в руки западной компании через определенный срок (сделка по продаже компании «Уайт-Холл»). В то же время пока никак себя не проявил форпост «Диаджео» в России компания «А-1».

Итак, на сегодняшний день наиболее удобной для западных компаний является скупка алкогольных активов «посредниками» - средними компаниями, которые однозначно контролируются лидерами западного рынка. Задача «самых крупных» не привлекать к себе внимания до поры до времени. Тем более, что и украинские (а украинский рынок их также очень интересует, но он проще – он ориентирован на запад «физически и психологически) и российские компании сами сегодня создают предпосылки, объединяя наши два рынка покупкой компаний и строительством заводов в сопредельной стране.

На эти процессы не могут не повлиять будущие политические процессы. Чем занимался Путин все эти 8 лет? Укреплял Россию, несмотря на большие к нему претензии. Вновь пытался создать из нее, разрушенной западным миром в 1987 – 2000 г.г., подобие «экономического и военного центра». В чем –то эта задача выполнена. А теперь пришло время возвращать свои бывшие земли – экономически. Именно поэтому Медведев планирует свой первый визит в одну из стран СНГ. Путин уже обеспечил зависимость западного мира от России в сырьевом плане на долгий срок (биоэтанол и т.д. не позволит соскочить с российской иглы западному миру еще длительный период). За этот период (до 2020 г. перед нашей властью стоят не только внутренние задачи, но и внешние – вернуть нам наших бывших союзников по Советскому Союзу. Форма возвращения может быть любой – вплоть до образования нового федеративного государства, которое уже не позволило бы миру предъявлять в будущем России претензии по поводу нерационального владения одной восьмой территории земного шара и т.д. 65% мирового рынка водки – это страны СНГ. И понимая это (или еще не понимая) лидеры мирового алкогольного рынка должны учитывать все нюансы будущей консолидации в своей сегодняшней работе. Если судить по сегодняшнему дню, то цели российской алкогольной консолидации всего две. Первая: для компаний федерального уровня (как более в общей массе высоко стоящих организации) – будущая продажа крупным западным компаниям (вопрос только один – цена вопроса, которая зависит от времени и степени консолидации бизнеса: тут однозначно по привлекательности будет впереди «Синергия», создающая российско – украинский сибиоз ); для компаний регионального уровня- сохранить свой бизнес. Есть и промежуточные варианты на обоих уровнях, но две общие и главные цели характеризуют взгляд на бизнес центра и регионов. Центр понимает, что не удержаться (хотя есть на пивном рынке пример сопротивляющегося западным компаниям «Очаково», все больше переходящего фигурально «с пива на квас»). У Центра больше степеней свободы; владельцы этих компаний уже «люди мира» по большому счету. Региональные компании хотят жить и дальше и развиваться в своем регионе без федеральных амбиций – там, в общей массе, другая психология у тех, кто остался жить и работать в своем регионе, создав для себя и в своем регионе прообраз московской инфраструктуры жизни и развлечений. Борьба тенденций неизбежна. Надежда в сохранении «российскости» алкогольного бизнеса – только на региональные компании.

Мы достаточно много уже написали и опубликовали материалов по вопросу консолидации, поэтому в этом материале постараемся не повторяться. Если разбить сегодня на группы наши алкогольные компании (продолжить и уточнить данные ранее классификации консолидации), то получим следующее: 1. - по принадлежности к России сегодня в России два типа алкогольных компаний: российские и российско- иностранные (тайно или явно, так как разобраться при регистрации компаний в различных офшорах – не просто); тенденция перехода к иностранной собственности не может не нарастать; 2.- по принадлежности к частной или государственной собственности: частные, государственные, смешанная форма. При этом сохраняется тенденция постепенного перехода от остатков государственной формы к смешанной и частной. Смешанная форма может эффективна при решении кадрового вопроса. При государственной форме главная задача выливается в обеспечение финансовых личных интересов чиновников.

2.1 - государственная форма и смешанная частно – государственная форма: это производство на федеральном уровне; производство на региональном уровне и попытка создания государственной алкогольной розницы (Воронеж); оказание услуг частным компаниям на условиях франчайзинга по розливу продукции под частными торговыми марками. Наиболее верным шагом был бы возврат федеральной алкогольной собственности администрациям регионов, которые (как поступает сейчас Правительство Удмуртии) перейдут в частно- государственную форму уже с участием федеральных или региональных «частников». Однако, в этом случае усложнится вопрос консолидации крупным российским алкогольным бизнесом среднего – ведь неизбежно в случае перехода алкогольных активов в руки регионов усиление регионального бизнеса. А это не нужно крупному федеральному бизнесу, поэтому идея и не развивается наверху и в «Росспиртпроме» (зачем рубить сук, на котором сидишь). Кроме того, усиление регионального производства противоречит федеральным идеям консолидации (сосредоточение 80% объема рынка в руках 10 компаний). В России не может остаться менее 110 - 115 водочных заводов. Пусть 30 – федерального уровня (или сосредоточенные в руках федеральных компаний). Вряд ли в ближайшее время объем легального рынка водки и ЛВИ вырастет, то есть, мы говорим о распределении все тех же несчастных 130 - 135 млн дал в год. 80% - это 108 млн дал в год. Эти будущие 10 компаний могут объединить до 40-45 заводов. То есть, оставшиеся 30 млн дал легальной водки будут производить оставшиеся 70- 75 заводов. Производство полулегальной и нелегальной водки эти структуры поделят между собой. Скажем, эти 10 компаний возьмут на себя 35%-40% нелегальной и полулегальной водки из 50-55 млн дал, а остальные 60%-65% возьмут на себя 70- 75 прочих заводов. Вполне идиллическая картина.

2.1.1 - государственная форма и смешанная частно – государственная форма на федеральном уровне – это «Росспиртпром» и «СПИ».


2.1.2 - государственная форма и смешанная частно – государственная форма на региональном уровне – это «Татспиртпром»; «Удмспиртпром»;

«Мордовспиртпром» (хотя он и входит в «Росспиртпром»); создаваемый московским Правительством и Банком Москвы вино- коньячный Холдинг (ТД «МВЗ» + «КиН») и др. Отдельно необходимо отметить и Московский завод «Кристалл» - завод фактически московского региона. В ближайшее время мы сможем наблюдать, на сколько эффективна такая форма консолидации, которую проводит Банк «Москвы» на базе ТД «МВЗ». Если московскому Правительству удастся «пробить» восстановление былой системы контроля за рынком региона, то создание на территории Москвы вино - коньячного Холдинга можно будет признать «гениальным шагом» в общей системе консолидации предприятий на базе ТД «МВЗ».

2.2 - частная форма алкогольной собственности на алкогольном рынке значительно шире: производство; производственно- дистрибьюторские («ОСТ – АЛКО» + «Регион 50»; кстати подобный ход был предпринят еще в 2006 г. ТД «МВЗ», который присоединил к своей алкогольной империи крупнейшего в свое время областного дистрибьютора «СВА-ОПТ») и дистрибьюторско – производственные структуры (пример создания Группы заводов «Гросс»); дистрибьюторские формы (та же «Формула- Холдинг»; из других примеров приобретение «Вестором» подмосковной «Продбазы -98» в 2006 г.; а также приобретение в 2006 г. «Дейроса» «Форвардом» и вхождение «Форварда» в производственную Группу Компаний «Держава»); розничная консолидация; и другие смешанные формы (производство + дистрибьюция + ритейл) и др. 3. – по уровню консолидации российских и украинских компаний (без учета мировых лидеров): международный уровень («Синергия» + «Оверлайн»; ТПГ «Кристалл» + собственные дистрибьюторские компании в США для продвижения «Белого золота»; «Союз-Виктан» (Украина + Россия) и т.д.); федеральный уровень России – с ним все ясно; межрегиональный уровень (несколько близлежащих регионов); в рамках 1 региона;

После консолидации у всех встает вопрос стоимости консолидированных активов и у некоторых появляется желание выйти на IPO, но реально на эту процедуру выйдут в России всего несколько крупных алкогольных компаний. В условиях консолидации производства по типу «Синергии» вопросы закрытости региональных рынков для компании вообще не стоят. Практически, если рынки регионов будут закрыты, то в этом случае продукция «Синергии» при реальном отсутствии пока крупных федеральных брендов будет испытывать в меньшей степени конкуренцию на региональных рынках, где работают заводы компании. В этом и уникальность консолидации по-синергийски: компания обезопасила себя от любых вариантов государственной политики.

Мы считаем, что толчком к началу консолидации отрасли в 2003-2004 г.г. были прежде всего желание продать консолидированный (то есть, подорожавший) бизнес западным компаниям (даже сегодня заводы в Красноярском Крае: «Минал», «Каннский» и др. будут продаваться в пределах 5 млн дол каждый). Подтолкнул к объединению и активный приход украинских компаний на рынок в тот период.

А покупки западными компаниями российских практически не производились до 2008 г. Покупка поляками «Парламента» была по информации покупкой лишь бренда, но что на самом деле- мы не знаем. Может быть, уже вся компания в руках иностранцев через разного рода оффшорные компании. Первой «открытой» сделкой может стать покупка британским фондом для кого-то из иностранных монстров «Русского алкоголя». Серьезный шаг со стороны все тех же поляков – приобретение «Уайт-Холла». По большому счету – лед тронулся! Наверняка, до конца года пройдет еще несколько сделок с участием прямых или «подставных» западных покупателей.

Все больше вопросов у экспертов ЦИФРРА вызывает «консолидация», которую проводит ТД «МВЗ». Об этой компании мы писали очень много, правда, «Коммерсант» чуть перепутал комментарий руководителя «ЦИФРРА»: доля ТД «МВЗ» на российском рынке водки не 0,26% (это доля рынка водки ТД «МВЗ», которую он производит на своих собственных мощностях, а ведь есть еще и «Флагман», производимый на «ОСТ-АЛКО»), а это не менее еще 0,65% рынка. В приобретениях, касающихся вино- коньячного рынка, логика и стратегия компании чувствуется, но в том, что касается рынка водки – пока не очень. Это можно сказать и об участии компании в тендере на право покупки завода «Минал» в Красноярском Крае. Есть какая-то мистика в российском алкогольном рынке: ни одна винная компания не способна добиться в России успеха на водочном рынке, ни одна водочная – на винном. Временным исключением из этого был когда-то «Исток». И с этой точки зрения будет интересен опыт компании – лидера рынка виноградного вина России. Зачем нужен завод в Сибири ТД «МВЗ»? Если для розлива «Флагмана», то это может ошибкой – географическим размыванием бренда и началом конца бренда - некогда лидера водочного рынка России. Мистики в водочном рынке России много: например, лучшие и самые известные водочные бренды России поднимались и падали парами: «Довгань» и «Смирновъ» (иногда нам говорят – а как же – в этот период был и «Русский размер»- да, был, но на развитие рынка он не оказал такое влияние как эти два; затем: «Флагман» и «Гжелка», а в премиуме «Русский стандарт»; затем «Путинка» и «Зеленая марка», а из зарубежных – «Немирофф»; затем - Зеленая марка», «Пять озер» и «Путинка… И пока все… В последней группе один бренд явно лишний (их стало 3). Но это может быть и расширением пьедестала.

У ТД «МВЗ» пока нет серьезного опыта работы на региональных рынках, тем более – водочных. Но покупка «Минала» - в любом случае выгодное дело. Вопрос в том, кто им будет там заниматься. не зря выбран Красноярский Край – где потребление алкоголя очень высоко, во –первых; во-вторых, оттуда можно работать по всей Сибири и Дальнему Востоку; в третьих, это регион, где местная Администрация прилагает максимум усилий для восстановления позиций своих производителей; в –четвертых, даже если примут «закрывающее» регионы законодательство, то завод (также как и заводы компании «Синергия» в 6 федеральных округах России) будет себя отлично чувствовать на сибирском рынке.

 

Источник: yarmarka.net