Союз виноградарей и винделов России На главную страницу
На главную страницу Карта сайта Обратная связь
Новости информационно-аналитического портала Виноградарство и виноделие РоссииТорговая система предприятий виноградарско-винодельческой отрасли РоссииЗаконодательство виноградарско-винодельческой отрасли РоссииАнализ виноградарства, виноделия и рынка винаМаркетинговые технологии виноделияТехнологии виноделияТехнологии виноградарстваСистемы автоматизации для виноградарских и винодельческих предприятийВыставки, конференции, фестивалиИнвестиционные проекты виноградарский компаний и винодельческих хозяйств РоссииВ помощь потребителюВинный туризмНовые статьи, материалы, обзорыГПРСХЦПВРезультаты поиска
В помощь потребителю / Дегустация вина / Великолепные вина от Saracco

Великолепные вина от Saracco

Москато от Saracco: 100 лет истории

Пьемонтские холмы Ланге сказочно красивы в любое время года, но особенно — осенью.

Солнце теряет свою огненную силу, а новым властелином стихий становится воздух. По утрам он наполняется крошечными каплями воды, знаменуя пору мистических пьемонтских туманов. Они окутывают весь край, поглощая холмы, виноградники, деревни, и сберегают последнее тепло перед наступающими холодами.

Ранней осенью, в сентябре, солнце еще решительно пытается бороться с туманом, и эта битва оборачивается удивительным природным превращением. На близком расстоянии краски ярки и жизнерадостны, однако чуть поодаль картинка теряет фокус. Очертания предметов тонко растушеваны, но не смазаны, отчего выразительные зелено-коричневые гряды со сбегающими виноградниками, тесно кучкующимися пролесками и разбросанными домами и поселениями кажутся почти что призраками. Запечатлеть эту красоту на фотопленке — дело практически невыполнимое. Все нюансы трехмерного пейзажа могут быть замечены, а главное — прочувствованы только на месте.

Настройка на лирический лад в Ланге происходит почти бессознательно. Так случилось и со мной, когда я приехала к виноделу Паоло Саракко. Паоло первым делом повез показать виноградник на окраине своей родной деревушки Кастильоне Тинелла. Она расположена на вершине гряды и оттуда, с высоты 450 метров над уровнем моря, открывается очередной фантастический пейзаж. Более идеального начала визита просто не могло быть. Виноградные лозы уходят вниз почти до самого основания крутого склона, а затем живописно поднимаются вверх по соседнему холму. Виноградники не идут сплошными посадками, но разбиты на мелкие наделы. То тут, то там виднеются отдельно стоящие дома крестьян-владельцев. Этот уклад жизни имеет много общего с тем, что мы находим в Альто Адидже: экстремальный ландшафт вынуждает виноградарей работать с небольшими участками, а затем продавать урожай более крупным винодельням. В районе Кастильоне Тинелла, к примеру, работают около 200 винодельческих хозяйств, но всего десять выпускают вино.

Хозяйство Паоло Саракко — это 40 гектаров виноградников, рассредоточенных на холмах Ланге и Монферрато. Паоло неслучайно решил показать участок, на который мы приехали. Он приобрел его несколько лет назад и считает одним из лучших для Москато. Здесь советую вам не торопиться с идеей, что Москато хорош только для сладковатой винной «газировки» и поэтому нет нужды говорить о терруаре. Во-первых, Паоло Саракко работает только в зоне Moscato d’Asti — это маленькая, но гораздо более престижная категория вин, чем Asti, и они на порядок выше качеством. Во-вторых, поскольку размер хозяйства небольшой, то и вина намного точнее отражают место своего происхождения. В-третьих, стоит попробовать на винодельне свежий виноградный сок, отжатый из партий с разных виноградников, и все сомнения отпадают сами собой.

О дегустации — чуть попозже, а пока стоит напомнить, что Москато попал в Пьемонт примерно тысячу лет назад. По словам Паоло Саракко, его привезли рыцари из далекой Армении во времена крестовых походов, и за десять веков сорт полностью подстроился под местные природные условия. Это, однако, не значит, что он растет повсюду. Лишь несколько городков и деревушек в Пьемонте получили право называться центрами Москато. Как говорит Паоло, выбор участка для виноградника — вещь фундаментальная. Хорошее вино из Москато никогда не получится на глинистой почве. Для этого нужны песочные, известковые или другие кальциевые породы. Именно такие почвы окружают Кастильоне Тинелла. Высота, на которой растет виноградник, как и его экспозиция, тоже играют немаловажную роль. Даже если Москато — не такой капризный сорт, как, например, еще один легендарный пьемонтец — Неббиоло, Паоло Саракко сравнивает культивирование любых виноградников с разведением чистокровных лошадей. Оба занятия требуют времени, тщательного подхода и большой любви.

Время за полдень, и Паоло предлагает попробовать его вина за обедом. Ресторан уже выбран — “La Ciau del Tornavento” в Треизо, с собственной великолепной панорамой холмов и потрясающими блюдами от мишленовского повара-орденоносца Маурилио Гаролы. Перед обедом мы успеваем заехать к Паоло на аперитив. На воротах дома — гравировка волка, символ Saracco. Однажды такое прозвище получил прадед Паоло потому, что не мог находиться в доме, когда испытывал голод, а ужин еще не был готов. Луиджи Саракко ходил кругами вокруг дома, и жители деревни внасмешку называли его волком. Именно с Луиджи начинается история винодельческой династии Саракко: в начале XX века он приехал в Кастильоне Тинелла на должность управляющего поместьем, а ровно 100 лет назад выкупил помещичий дом, который до сих пор находится в собственности семьи. Луиджи был первым виноградарем, а Паоло, в четвертом поколении семьи, стал первым, кто начал самостоятельно бутилировать и продавать вина под маркой Saracco.

На аперитив мы пили — нет, не москато д’Асти, а шардоне Prasue. Хотя Паоло Саракко построил завидную репутацию на производстве шипучих вин, за что его почтительно называют «Маэстро Москато», он также работает с тремя другими любимыми сортами — Шардоне, Пино Нуаром и Рислингом. Саракко первым посадил бургундский клон Шардоне в Пьемонте 15 лет назад. В начале вина получались не такими утонченными, как он рассчитывал. В Пьемонте теплее — это значит, что ягоды набирают больше сахара, чем в Бургундии, но кислотность остается пониженной. Проблема свежести и хорошего баланса была решена с посадкой клона из Шампани: при хорошем созревании в Пьемонте он по-прежнему обладает повышенной природной кислотностью. В результате, несмотря на почти 14% содержание алкоголя, элегантное Prasue освежает и легко пьется.

За обедом Паоло открыл два винтажа своего Pinot Nero — 2006 и 2004 годов, чтобы показать эволюцию. Я была изумлена качеством обоих вин: пино нуар такого уровня в Италии мне еще не доводилось пробовать. Конечно, более молодому винтажу необходимо время, чтобы окрепнуть и раскрыть свой истинный характер, пока спрятанный под более очевидными нюансами дуба, однако оба вина обладают неподражаемым бургундским духом, передать который тщетно пытаются многие виноделы за пределами Франции. Но все же пино неро от Саракко — это не бургундское. В нем чуть более яркий, насыщенный фруктовый букет и особенное, пьемонтское исполнение, которое трудно описать словами, но которое понятно всем, кто хоть раз пробовал выдающиеся пьемонтские образцы.

А как же Moscato d’Asti? Обед подходил к завершению, а мы с Паоло почти не обмолвились о нем ни словом. По правде говоря, я прекрасно знаю это вино. Оно запомнилось с первого знакомства еще 2 года назад, поразив тонкой игрой пузырьков, изящностью цветочно-фруктового букета, свежестью (несмотря на 150 г/л остаточного сахара), минеральностью и несладким вкусовым финалом (верный признак того, что сладкое вино сделано правильно). По пьемонтской традиции москато было подано в конце обеда, хотя его можно пить по настроению, начиная с позднего утра — здесь всего 5% алкоголя.

Секреты и особенности производства Паоло оставил для визита на винодельню. Вход на нее — прямо со двора дома, а в архитектуре тонко переплелись три эпохи:

историческая — более вековой давности, новая — 1970-80-х годов и новейшая — наших дней. Под мерный стук фильтрационного аппарата, через который проходит вино нового урожая, Паоло объясняет свою философию: «Мы работаем ради качества, а не просто ради исторических традиций. Главное — сохранить в вине фруктовые характеристики винограда». На первый взгляд, этот подход кажется простым. Чтобы превратить урожай Москато в готовое вино, требуется всего 2 месяца — нужно отжать виноград, поместить сок в закрытые чаны из нержавеющей стали, провести ферментацию под давлением, затем отфильтровать вино для остановки брожения и разлить по бутылкам. Но результат даже такого нехитрого процесса все равно зависит от мастерства и интеллекта винодела.

Вот, к примеру, прессование. Хорошо известно, что пресс должен быть мягким, чтобы не извлекать из ягод нежелательные ароматические и вкусовые элементы, однако пресс сам по себе не может определить, когда начинать работу и когда — заканчивать. На это нужен винодел. Паоло объясняет одну тонкость, для чего протягивает виноградину и просит ее разжевать. Яркий мускатный вкус сменяет легкая горчинка из виноградной кожицы. Если не учесть этой особенности при прессовании, то качество сусла не будет идеальным.

Тем временем винодел наливает свежее, еще не сброженное сусло из трех разных чанов, где оно хранится при нулевой температуре. Один образец наполнен яркими цветочными ароматами, в другом — больше насыщенности и сладости вкуса, а третий отличается тонкой структурой и многосложием. Сусло получено из урожаев с разных участков, чем и объясняется индивидуальный вкус каждого образца. Впоследствии все партии будут смешаны, чтобы получить единый стиль вина, который характерен для Дома Saracco. Мы заканчиваем дегустацию вином в процессе брожения. Внешне оно напоминает свежесваренное пиво — с густой мягкой пеной, мутной взвесью и ярким дрожжевым запахом, однако винодела интересует другое. «Обрати внимание на вкус и баланс», — замечает Паоло. В них уже прослеживаются черты, которые составят основу характера будущего москато. «Элегантные, сбалансированные вина делать гораздо сложнее, чем мощные», — продолжает он, однако именно этот стиль винодел считает образцовым для всех своих вин.

Импровизированный мастер-класс по москато д’Асти, а с ним и весь визит, завершен, и на прощание Паоло Саракко дарит бутылку 2001 года: «Говорят, хорошие вина могут долго развиваться в бутылке. Не буду ничего говорить — проверь сама». Вина от Saracco не просто хороши — они великолепны, поэтому я наверняка знаю, каким будет результат. Более того, вместе с этим вином я вспомню мистические холмы и туманы Ланге, живописную деревушку Кастильоне Тинелла и, конечно, удивительного винодела, творящего с Москато настоящие чудеса.

Источник: eleonorascholes.ru