Союз виноградарей и винделов России На главную страницу
На главную страницу Карта сайта Обратная связь
Новости информационно-аналитического портала Виноградарство и виноделие РоссииТорговая система предприятий виноградарско-винодельческой отрасли РоссииЗаконодательство виноградарско-винодельческой отрасли РоссииАнализ виноградарства, виноделия и рынка винаМаркетинговые технологии виноделияТехнологии виноделияТехнологии виноградарстваСистемы автоматизации для виноградарских и винодельческих предприятийВыставки, конференции, фестивалиИнвестиционные проекты виноградарский компаний и винодельческих хозяйств РоссииВ помощь потребителюВинный туризмНовые статьи, материалы, обзорыГПРСХЦПВРезультаты поиска
Анализ виноградарства, виноделия и рынка вина / Российский рынок виноградарства и виноделия: состояние, анализ, тенденции, прогнозы / Винное перемирие

Винное перемирие

Винное перемирие

То, что произошло в прошлом году на российском рынке вина, точно копирует типичный сценарий голливудского фильма-катастрофы.

 

российский рынок вина в 2002-2006 гг.

График 1. Динамика российского рынка вина в 2002—2006 гг. (млн литров) 

Еще вчера винную отрасль можно было сравнить с полноводной рекой, вбиравшей в себя ручьи и делившейся на множество рукавов (импортные поставки виноматериалов и готовой продукции, собственное производство, дистрибуция и пр.) Эта река представляла собой сбалансированную “алкосистему” и текла по заданному руслу. Сегмент развивался по определенным законам и входил в число наиболее динамичных в своей отрасли, показывая ежегодный рост на уровне 10—12% (в отношении импортных поставок эти данные еще выше — до 20% в год). До тех пор, пока чуть более года назад одним резким движением не был “перекрыт кран” — импорт из Молдовы и Грузии, которые были основными поставщиками виноматериалов и готовых вин на российский рынок. Русло обмелело, а игроки рынка, сидевшие на быстрой “оборотке” из Молдовы и Грузии, оказались в положении рыб, выброшенных на сушу из привычной стихии. Даже терпеливые российские покупатели, повидавшие за годы становления “новой России” многое, с грустью констатировали, что подобное запустение на винных прилавках припомнить сложно.

С той памятной даты — 27 марта 2006 года, когда Роспотребнадзор запретил не только ввоз, но и любые операции с молдавскими и грузинскими винами (чуть позднее к ним присоединили и безалкогольный боржом), — прошло немногим более года. Самое время для подведения первых итогов. Что же с тех пор изменилось?

  

ПРИНЦИП ДОМИНО

Начать нужно с краткой характеристики отечественного винного сегмента в целом, а именно с того, что рынок оценивался как структурно сложившийся, перспективный и достаточно быстро растущий. Так, по оценкам компании “Бизнес-Аналитика”, ежегодный рост составлял до 12%. Уровень потребления вин на душу населения в России за последние несколько лет по некоторым данным вырос с 2,5 до 7 литров в год (суммарное среднедушевое потребление абсолютного алкоголя —14,5 л в год). В сравнении с экономически развитыми странами мы имеем невысокие показатели по потреблению вина, вследствие чего можно говорить о значительном потенциале роста этого сегмента. С учетом ряда его структурных особенностей.

Первое. Вплоть до начала 2006 года непрерывно росла доля импорта (см. график 1 “Динамика российского рынка вина в 2002—2006 гг.”; при его составлении в расчет принимались виноградные вина, в том числе игристые, специальные и ароматизированные).

Доля импортных вин

 

 

График 2. Структура алкогольного рынка России в 2005 году (млн литров)

График 3. Структура алкогольного рынка России в 2006 году (млн литров)

Второе. Основными поставщиками готовой продукции и виноматериалов в РФ были именно Молдова и Грузия, совокупная рыночная доля которых (в млн литров) оценивалась примерно в 60% (см. таблицу 1 “Объемы импорта вина в РФ в 2005—2006 гг.”). При этом нельзя не отметить различную степень ориентированности стран-поставщиков на экспорт. Если та же Украина до 90% производимых вин реализует на своем внутреннем рынке, то для Молдовы и Грузии Российская Федерация — стратегический “бюджетообразующий” покупатель (к примеру, 85% грузинских вин продавались именно в РФ).

Третье. Из-за высокой взаимозависимости поставщика (молдавских и грузинских виноделов) и покупателя (отечественных производителей, использующих импортные виноматериалы, и торговых организаций) запрет Роспотребнадзора породил на рынке необратимую цепную реакцию и, по сути, обрек на разорение многих игроков с обеих сторон.

Четвертое. Наиболее высокая доля рынка вин традиционно принадлежала массовому сегменту (mass-market), который условно можно разделить на четыре ценовые подгруппы:

 — вина стоимостью до 90 руб.;

 — вина стоимостью 90—144 руб.;

 — вина стоимостью 145—199 руб.;

 — вина стоимостью 200—250 руб.

Именно mass-market больше всего пострадал в результате кризиса.

Пятое. С учетом того, что для России в силу низкой платежеспособности большей части населения оптимальным розничным форматом является дискаунтер, в импорте, как и в отечественном производстве, также лидируют дешевые вина. Удельный рыночный вес элитного винного сегмента довольно мал: по некоторым данным, более 80% всех импортных бутилированных вин продается по цене до 100 рублей; соответственно, вина дороже 130 рублей составляют менее 10% от всего объема. Вот как охарактеризовал этот аспект начальник отдела маркетинга компании “Игристые вина” Евгений Дятлов: “В последнее время люди стали обращать внимание на более дорогие вина. Однако, несмотря на это, объем премиального сегмента рынка все еще остается незначительным. Основная тенденция рынка — появление дешевого импорта из стран классического виноделия: Франции, Испании, Италии”.

Шестое. Сегодня, как и до кризиса, ценообразование на винном рынке подчиняется лишь одному принципу: сделать дешевое, “коммерческое” вино сегмента mass-market еще дешевле, а дорогое — как можно дороже. К примеру, по данным Союза участников алкогольного рынка (СУАР), несмотря на кризис 2006 года, импорт различных категорий вин верхнего ценового сегмента значительно вырос: игристых — на 126%, вермутов и ароматизированных вин — на 21%, плодовых — на 56%.

 

Страна

2005

2006

Россия

29,7

48,9

Молдова

38,2

14,5

Болгария

6,8

9,9

Франция

3,4

5,4

Грузия

10,7

4,5

Украина

3,0

3,8

Испания

2,1

3,3

Германия

1,6

2,8

Чили

1,1

1,9

Италия

0,8

1,5

Другие страны

2,5

3,5

Всего

100

100

Таблица 2. Структура рынка по странам производства.

Доли рынка по стоимости, %

Источник: «Бизнес-Аналитика»

ВИНОВАТЫЕ ВИНА

27 марта 2006 года главный санитарный врач России наложил эмбарго на все операции с молдавскими и грузинскими винами. А с 1 апреля вступило в силу положение закона о госрегулировании производства и оборота алкоголя, запрещающее ввоз на территорию России продукции со старыми акцизными марками (оборот импортированной до этого момента алкогольной продукции со старой маркировкой разрешался только до 1 июля 2006 года). Бизнес простаивал: марки нового образца начали появляться только в конце мая. Еще одним камнем преткновения стала необходимость нанесения на акцизную марку штрих-кода с информацией о производителе, стране происхождения и виде напитка. В довершение все операции с алкоголем должны были, начиная с 1 июля, фиксироваться в автоматизированной системе учета — ЕГАИС, которая немилосердно сбоила.

Все реформы и экстренные меры получили обоснование, которое сводилось к санитарно-эпидемиологической ситуации, крайне низкому качеству вин и большому количеству фальсификата; также фигурировала необходимость наведения порядка на рынке и сокращения доли нелегальной продукции.

Что получилось в итоге? Сразу оговорюсь, что набившие оскомину доводы в пользу политической подоплеки происходящего мы принимать во внимание не будем.

Снежана Равлюк, заместитель начальника аналитической службы компании “Бизнес-Аналитика”: “Ситуация, сложившаяся на российском алкогольном рынке в 2006 году, наиболее негативно отразилась на рынке тихих вин. Результатом целого комплекса событий стало заметное сокращение потребления этой категории напитков, при том что до этого времени сегмент тихих вин демонстрировал самые высокие темпы роста на алкогольном рынке. Произошедшие изменения способствовали и существенной трансформации структуры потребления. Если до 2006 года в продажах тихих вин на российском рынке устойчиво увеличивалась доля импортной продукции, то в связи с перебоями в поставках зарубежных вин в середине года, а также благодаря исчезновению из продажи традиционно популярных в России молдавских вин, отечественные производители получили заметное преимущество. В итоге их доля в продажах по сравнению с предыдущим годом выросла почти вдвое. Также заметно увеличилась доля болгарских вин, близких по цене к напиткам молдавского и российского производства”.

Структурные изменения, вызванные кризисом, очень наглядно представлены в таблице 2 “Структура рынка по странам производства, доли рынка по стоимости, %”. В расчет брались розничные продажи тихих вин (без учета HoReCa) в городах с населением свыше 100 тыс. человек. Обратите внимание, что в этой таблице в графе “доли рынка в 2006 г.” напротив Молдовы и Грузии стоят значения, равные, соответственно, 14,5 и 4,5%. До введения запрета продукция этих стран занимала 38,2 и 10,7%. Получается, что за неполных три месяца до запрета Онищенко эти страны успели сделать едва ли не половину годовых продаж? На самом деле причина тривиальна: сразу после наложения эмбарго молдавские и грузинские вина, дошедшие до прилавков, никуда в одночасье не исчезли. Сети и крупные розничные магазины изъяли их из продажи, а мелкие точки, избежавшие проверок, реализовали все до последней бутылки. Характерно, что данные о продажах Молдавии и Грузии, ставших “поставщиками нон грата” в марте, стекались до июня 2006 года включительно.

Обращаем внимание читателя также и на то, что в таблице оцениваются не объемы продаж, а рыночные доли по стоимости.

 

Годы

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2000

2001

2002

2003

2004

2005

 

 

Страна

Доля

Доля

Прирост

Доля

Прирост

Доля

Прирост

Доля

Прирост

Доля

Прирост доли рынка за 5 лет

Рост в раз

Молдова

66,53%

69,62%

55,78%

64,41%

9,70%

62,93%

36,24%

58,94%

12,27%

51,71%

- 10,82%

 

Болгария

1,64%

3,64%

231,54%

8,26%

168,68%

10,15%

71,41%

12,27%

44,94%

14,95%

+ 13,31%

В 9 раз

Грузия

11,06%

7,44%

0,11%

7,49%

19,36%

7,87%

46,65%

7,75%

18,02%

8,69%

-2,37%

 

Франция

5,65%

4,99%

31,56%

5,58%

32,41%

5,44%

36,13%

5,20%

14,45%

5,09%

- 0,56%

 

Украина

4,49%

4,83%

60,26%

2,88%

-29,34%

2,64%

27,92%

2,48%

12,33%

2,66%

- 1,83%

 

Испания

1,01%

1,52%

125,63%

2,88%

124,08%

2,83%

37,29%

3,70%

56,35%

3,45%

- 2,44%

 

Германия

1,26%

1,64%

93,41%

2,12%

53,43%

2,20%

45,16%

2,15%

17,15%

2,21%

- 0,95%

 

Италия

1,66%

1,30%

17,03%

1,54%

39,99%

1,56%

41,41%

1,60%

23,05%

1,35%

- 0,31%

 

Чили

0,28%

0,55%

185,36%

0,70%

51,79%

0,96%

91,72%

1,53%

90,86%

1,52%

+ 1,24%

В 4,5 раз

Венгрия

1,23%

1,23%

49,03%

1,17%

12,98%

1,00%

18,60%

0,91%

8,97%

0,85%

- 0,38%

 

Аргентина

0,12%

0,30%

275,44%

0,31%

23,29%

0,68%

208,29%

1,63%

185,25%

1,95%

+1,83%

В 15 раз

Кипр

0,24%

0,14%

-12,94%

0,58%

389,79%

0,54%

31,60%

0,68%

49,07%

0,47%

+0,23%

 

Узбекистан

1,92%

0,76%

-41,34%

0,71%

11,59%

0,11%

-78,82%

 

 

0,09%

 

 

США

0,45%

0,40%

32,46%

0,27%

-19,45%

0,19%

-3,78%

0,30%

92,69%

0,16%

- 0,29%

 

Азербайджан

1,50%

0,15%

-85,38%

0,06%

-51,22%

0,03%

-33,39%

0,07%

197,68%

0,13%

- 1,37%

 

Австралия

0,07%

0,26%

426,69%

0,20%

-10,97%

0,23%

59,31%

0,12%

-36,89%

0,14%

+0,07%

 

ЮАР

0,06%

0,10%

171,95%

0,17%

100,09%

0,12%

0,28%

0,20%

93,39%

0,20%

+ 0,14%

 

Армения

0,11%

0,43%

472,04%

0,26%

-26,60%

0,04%

-80,39%

0,04%

28,28%

0,03%

- 0,09%

 

Румыния

0,16%

0,14%

33,97%

0,03%

-72,86%

0,18%

665,22%

0,10%

-28,91%

0,09%

- 0,07%

 

Португалия

0,03%

0,06%

190,54%

0,05%

-3,51%

0,07%

100,03%

0,06%

7,10%

0,07%

 

 

Латвия

0,02%

0,06%

353,55%

0,09%

96,64%

0,09%

39,03%

0,03%

-59,14%

0,00%

 

 

Македония

0,04%

0,03%

11,64%

0,04%

33,57%

0,04%

65,78%

0,04%

1,77%

0,04%

 

 

Туркмения

0,15%

 

 

 

 

 

 

0,08%

 

 

 

 

Таблица 3. Изменения доли рынка импортного вина по странам-импортерам

Если говорить о том, что убыло, а что прибыло в винном сегменте в целом, то получается следующая картина. Российский рынок потерял почти 60% бутилированного импортного вина (о том, насколько велика эта потеря с точки зрения качества напитков, сейчас не говорим). При этом из дешевого сегмента (точнее, из самой нижней ценовой подгруппы по нашей классификации), по оценкам некоторых экспертов, ушло до половины продукции. Одновременно на рынок недопоступила треть всех виноматериалов, поставки которых обеспечивались молдавскими производителями.

После ухода грузинских продуктов почти полностью опустела ниша вин самой верхней ценовой подгруппы сегмента mass-market (по приведенной выше сегментации). Ее занимали напитки стоимостью от 150 до 200 рублей, в основном производства Грузии (при незначительной доле сортовых вин из Аргентины и Чили).

Изменения долей рынка, занимаемых основными странами-импортерами (положительный и отрицательный прирост), представлены в таблице 3.

 

КОМУ ВЫГОДЕН ФАЛЬСИФИКАТ, ЕСЛИ ОТ НЕГО ОДНИ УБЫТКИ?

Как было продекларировано, эмбарго на Молдавию и Грузию было наложено исключительно из соображений санитарно-эпидемиологической безопасности. В качестве основных проблем были названы фальсификация продукции, большой объем рекламаций, обнаружение в напитках вредных веществ…

При этом физические объемы рынка вина в 2006 году (импорт и внутреннее производство) практически не изменились по сравнению с 2005-м, зато сильно изменилась структура: доля импортных напитков снизилась с 47 до 28%. В значительной степени это произошло за счет замещения вин из Молдовы и Грузии напитками отечественного производства. Для сравнения приводим графики 2 и 3 “Структура алкогольного рынка России в 2005—2006 гг. (млн литров)”.

Надо отметить, что проблема фальсификации алкогольной продукции существует в любой стране мира, включая известные винодельческие регионы. В цивилизованных винодельческих странах нелегальный оборот доходит в среднем до 20—25%, т.е. включает каждую четвертую бутылку. И это несмотря на строгость законов: в некоторых странах, к примеру, в Италии, фальсификация вин — уголовно наказуемое деяние. Однако подделка по-итальянски или по-французски сильно отличается от суррогата, произведенного на территории СНГ. Европейским “левым” вином отравиться сложно, потому что это зачастую дешевый напиток нормального качества, на который приклеена дорогая этикетка. В России все обстоит иначе.

Вадим Дробиз, начальник департамента информации СУАР: “Для борьбы с фальсификатом сегодня есть все условия: есть закон о техническом регулировании, который требует разработать вместо устаревших российских ГОСТов технические регламенты. Закон вводит такое понятие, как “система добровольной сертификации продукции”, которая может внедряться в дополнение к обязательной. Сегодня обязательная сертификация подразумевает оценку продукции с точки зрения ее безопасности для здоровья населения, но официальный сертификат не является подтверждением того факта, что продукт по совокупности своих характеристик относится к той или иной категории напитков, например, винам или коньякам. Специалистов, способных дать профессиональное заключение по этому вопросу, единицы. Поэтому сегодня забраковка вина по органолептическим показателям — вкусу, аромату и т.д. — носит чисто субъективный характер. При этом низкокачественного и нелегального российского вина на рынке значительно больше, чем импортного. Фальсификация по-русски так же ненавистна легальной части бизнес-сообщества, как и фальсификация по-грузински, по-молдавски и т.д.

Торговля в любом случае получит свою законную прибыль (оптовик — 25%, розница от 30 до 50%, дистрибьютор до 25%). По большому счету, продавцу все равно, чем торговать, лишь бы к товару не было претензий со стороны контролирующих органов и производитель вкладывал деньги в его рекламу и продвижение.

Но торговец хорошо знает своего потребителя, а потому и является законодателем моды. Он “заказывает музыку” и, прежде всего, назначает входную цену за продукцию. Хотя во главе угла, конечно, стоит всеми обманутый российский потребитель, который может выделить на покупку бутылки вина всего лишь 70—90 рублей. Так что в России главная предпосылка для фальсификации алкоголя, которая может иметь самые негативные последствия для здоровья человека, — низкий уровень жизни основной массы потребителей.

На фальсифицированную продукцию в нашем обществе, к сожалению, существует огромный “социальный заказ” малообеспеченного потребителя. Усиление контроля в области сертификации, контроля за натуральностью продукции грозит естественным ростом цен на дешевое вино, исчезновением дешевого импортного вина (по крайней мере, до вступления России в ВТО), а в целом — изменением структуры алкогольного рынка. Но когда на весах — безопасность потребителя, здоровье нации — тут выбирать не приходится. Необходимы меры экономического характера для обеспечения массовой доступности недорогого, но качественного вина”.

 

производство вина в РФ в 2005-2006 гг.

Таблица 4. Объёмы производства вина в РФ в 2005-2006 гг ., млн литров

ЭПИЛОГ

Сегментация винного рынка по видам продукции (по данным компании Euromonitor International) представлена в графике 4 “Сегменты рынка, Россия, 2006 год”.

Ситуация на рынке после кризиса:

 Грузия и Молдова ушли (хотя и обещали вернуться).

 Российские производители существенно укрепили свои позиции на отечественном рынке (см. таблицу 4 “Объемы производства вина в РФ в 2005—2006 гг., млн литров”). Генеральный директор компании “Слава” Рамиль Габдрахманов: “Одна из наиболее заметных сегодня рыночных тенденций — именно увеличение производства вина на территории Российской Федерации. Хочу также отметить, что прогнозы для этого сегмента очень многообещающие. Определенно, эта тенденция будет и дальше развиваться”.

 Ощутимую конкуренцию отечественным заводам зарубежные производители (например, украинцы) в этом плане составить не смогли: продукцию со старой маркировкой можно было импортировать только до 1 апреля 2006 года, а из-за перебоев с новыми марками драгоценное время было упущено.

Генеральный директор компании “Слава” Рамиль Габдрахманов: “Позиции отечественных производителей, безусловно, сильны. Но их необходимо удержать и укрепить. Какие шаги следует для этого предпринять? Нужен комплекс мер, включающий улучшение качества и оформления продукции, снижение цен, и, разумеется, необходимо уделить большое внимание маркетингу!”

 Серьезные рыночные игроки достаточно быстро вернулись к привычному режиму работы, заменив запрещенные вина из Молдавии и Грузии продукцией из Болгарии, Чили, Аргентины и т.д.

 При заполнении образовавшихся на российском рынке вина свободных ниш напитки Нового Света значительно потеснили продукцию виноделов Старого Света.

По поводу Молдавии и Грузии можно сказать следующее. Очевидно, что качественные образцы грузинского виноделия на отечественном рынке присутствовать должны: несмотря на многомесячный отрицательный пиар, лояльность потребителей к этим напиткам по-прежнему высока. А кроме того, многие грузинские вина уникальны по своим органолептическим свойствам. Однако решение этого вопроса — исключительно политическое.

Что касается Молдовы, то принципиальное решение о возвращении ее продукции принято, но пока нет ни точных сроков, ни ясности в отношении того, кто именно из производителей возобновит поставки вина в Россию. Однако главным остается вопрос: на какую долю российского рынка смогут рассчитывать молдавские виноделы? По оценкам экспертов рынка, объемы их поставок реально сократятся в 7—8 раз.

График 4. Сегменты рынка, Россия, 2006 год
Источник: Euromonitor International

— Non-grape wine — невиноградные вина;

— Still light grape wine — тихие вина;

— Sparkling wine — игристые вина;

— Fortified wine and vermouth — крепленые вина и вермуты

Начальник отдела маркетинга компании “Игристые вина” Евгений Дятлов: “Несмотря на анонсированный возврат молдавских вин на российский рынок, фактически это, по нашим предположениям, произойдет не так скоро. В любом случае, молдавские вина не смогут вернуть себе долю рынка, которую они занимали до запрета импорта.

Имидж молдавских вин уже сильно подпорчен, потребитель не уверен в качестве этой продукции. Скорее всего, молдавские производители сосредоточат усилия на продвижении более дорогих вин, что вряд ли отразится на позициях отечественных производителей”.

Еще один момент, имеющий большое значение для отечественных производителей, — ситуация с виноградниками, расположенными в РФ. А именно — в какой степени они могут удовлетворить потребности российской винодельческой промышленности в качественном сырье с учетом их площади, урожайности, морозоустойчивости культивируемых сортов (в связи с последним пунктом достаточно вспомнить суровую зиму 2005—2006 гг.).

Владимир Пукиш, начальник пиар-отдела компании “Фанагория”: “Действительно, пока виноградников немного, но именно сейчас идет преодоление старой, еще “совковой” философии, в основе которой была гонка за урожайностью. Этим объяснялось особенно трепетное отношение отечественных виноделов к гибридным сортам — морозоустойчивым, но дающим, мягко говоря, не очень качественное вино.

Кстати, после вступления в ВТО Россия больше не сможет выпускать вина из таких сортов винограда. Эти гибриды — результат скрещивания классических (но абсолютно неморозоустойчивых и подверженных различным болезням) сортов вида Vitis vinifera преимущественно с американскими морозо- и вирусоустойчивыми сортами вида Vitis labrusca, которые не признает классическое виноделие. Но давайте взглянем на вопрос сырьевой базы с другой стороны. На самом деле, думаю, все не так плохо. Таманский полуостров (Темрюкский, Анапский районы Краснодарского края, которые дают около трети всего российского урожая винограда) расположен на той же географической широте, что и Бордо.

А если учесть, что лучшие урожаи виноград дает на плохих почвах (вспомним французскую поговорку: “Лоза должна страдать”), то можно сказать, что наши черноземы даже слишком хороши. Теперь что касается заморозков. Такие морозы, которые были в прошлом году, в последний раз на Кубани случались, по рассказам очевидцев, в начале 70-х годов прошлого века.

Я думаю (мы этот вопрос обсуждали, в частности, с нашим консультантом — “летающим виноделом” Джоном Ворончаком из Австралии, и он придерживается того же мнения), что высаживать какие-то особые морозоустойчивые сорта только лишь потому, что раз в 35 лет урожай будет вымерзать, нерационально. На самом деле, вымерзли (по крайней мере у нас) не “целые плантации”, как это было представлено в СМИ, а урожай (почки) прошлого года. Сама лоза (за исключением старых, ослабленных растений — тех, за которыми плохо ухаживали) выжила. То есть произошедшее можно назвать естественным отбором. Для нас морозы послужили стимулом к тому, чтобы избавиться от “тяжелого советского наследия” — неконкурентоспособных сортов”.

               

 Источник: http://my-sn.ru/