Союз виноградарей и винделов России На главную страницу
На главную страницу Карта сайта Обратная связь
Новости информационно-аналитического портала Виноградарство и виноделие РоссииТорговая система предприятий виноградарско-винодельческой отрасли РоссииЗаконодательство виноградарско-винодельческой отрасли РоссииАнализ виноградарства, виноделия и рынка винаМаркетинговые технологии виноделияТехнологии виноделияТехнологии виноградарстваСистемы автоматизации для виноградарских и винодельческих предприятийВыставки, конференции, фестивалиИнвестиционные проекты виноградарский компаний и винодельческих хозяйств РоссииВ помощь потребителюВинный туризмНовые статьи, материалы, обзорыГПРСХЦПВРезультаты поиска
В помощь потребителю / Философия вина

Философия вина

В вине ли истина?

Философия винных коллекционеров основана прежде всего на вкусах и предпочтениях, а инвестиционная привлекательность этого увлечения находится чаще всего не на первом месте.

Вину почти столько же лет, сколько земледелию. Библия гласит, что после потопа Ной посадил виноградник и сделал вино. Постоянно виноград и вино упоминаются в «Песне песней» царя Соломона. А написано это в III веке до н. э. Первым чудом Иисуса Христа было превращение воды в вино. В Месопотамии и Египте виноград культивировали еще за несколько тысяч лет до нашей эры. А древние греки и римляне считали, что сок плодов виноградной лозы дает человеку бодрость, силу и радость бытия…

С тех пор многое изменилось на земле, но и сейчас принято считать, что коллекционные вина, отражая в себе сорта винограда различных местностей, разных лет и техники виноделия, представляют собой исторические документы огромной ценности. Поэтому обладание коллекцией элитных вин создает владельцу определенный имидж, подчеркивая его респектабельность и безупречность вкуса. Не зря ведь говорят: обед должен служить дорогой оправой для вина так же, как золото для бриллиантов.

Но не только это привлекает коллекционеров. Оказывается, есть еще один важный аргумент: для головы старое хорошее вино полезно – умственные способности генерируют новые нестандартные идеи. Это заметил в свое время еще Шекспир, который устами бессмертного Фальстафа сказал, что доброе вино, «устремляясь в голову, разгоняет все скопившиеся в мозгу пары глупости, мрачности и грубости, делает ум живым, изобретательным и является вдохновителем на всяческие подвиги». На Западе коллекционированием вин увлекаются многие деловые люди. Интерес к этому проявился сейчас и в Украине. Часть представителей отечественной бизнес-элиты тоже серьезно увлекаются коллекционированием хороших вин: Игорь Францкевич, Игорь Литовченко, Александр Фельдман, Вадим Рабинович, Юрий Сапронов... Все по-разному пришли к этому. Одни решили повторить опыт друзей, другие сами начали собирать коллекцию в поиске новых впечатлений. А Вадим Рабинович, например, больше предпочитает собирать великолепные этикетки знаменитых вин. Тем более что некоторые из них представляют значительную художественную ценность, так как расписывались знаменитейшими теперь художниками – от Пикассо до Уорхола.

У некоторых предпринимателей, а также признанных экспертов «&» поинтересовался, каким винам они отдают предпочтение, где приобретают, что является гордостью коллекции и каков ее масштаб, каким образом это увлечение вдохновляет их.

Дело не в количестве, а в чувствах

Как сообщил эксперт по коллекционным винам аукционного дома «Гелос» (Москва) Андрей Зимин, «коллекция может состоять из одной, нескольких бутылок или целого винного погреба. Все зависит от финансовых возможностей коллекционера. Хотя, как правило, вина одной и той же марки закупаются кейсами (ящик из шести бутылок по 0,75 л). Особой популярностью у коллекционеров элитных вин пользуется полуторалитровая бутылка (так называемый magnum), в которую разливают вино очень высокого качества и только лучших лет». Так, коллекция мецената и бизнесмена Юрия Сапронова одна из самых крупных в Украине – 3600 бутылок, и все они – исключительно неординарные вина. А у игрока киевского «Динамо» и сборной Украины Руслана Ротаня их лишь пятьдесят, он только начинает свою коллекцию. Но дело не в количестве.

Глава правления «Индэкс-Банка» Игорь Францкевич хоть и не считает себя серьезным коллекционером вин, тем не менее относится к своему увлечению творчески: «Для меня главное ощутить, чем вина отличаются. Чтобы уметь выделять составляющие напиток запахи и вкусы, необходимо развивать вкусовую память. А для этого надо много пробовать. Не пить, а именно пробовать. Поэтому хотя бы раз в год выезжаю в винные туры с целью получить определенное впечатление от атмосферы, которая насыщенна характерными для региона особенностями напитков. Побывал в Бордо, Кальвадосе, где представляют давно известные бренды. Но мне гораздо интереснее посетить местности, где винный туризм совершенно не развит, например в Италии. Это позволяет познакомиться с образцами продукции совершенно замечательных нераскрученных брендов, о которых у нас ничего не знают, но на их внутреннем рынке эти вина очень популярны. Зачем же лишать себя новых вкусовых впечатлений? С собой обычно привожу несколько бутылок вина, которые произвели наибольшее впечатление. Это может быть самое разнообразное вино: старое и молодое, белое и красное».

Харьковский бизнесмен, народный депутат Александр Фельдман предпочитает приобретать вино для коллекции в основном на аукционах, но этим летом планирует посетить ведущие замки, занимающиеся производством вин во Франции, потому что его вдохновляют лучшие старинные традиции виноделия и то, что они в себе таят: «С одной стороны, вино – это элемент релаксации, отдыха. Скажу даже больше: коллекционирование вина – это своеобразная болезнь, от которой нельзя избавиться и которая покоряет собирателя день ото дня все сильнее. С другой стороны, вино – это традиция общения, квинтэссенция самой жизни и ее истин. Вино связывает людей, сближает, располагает к непринужденному и искреннему общению, навевает самые чистые чувства».

Благородная пыль веков требует ухода

«Профессионально содержать коллекционное вино дома очень сложно, – считает Татьяна Проскурина, директор компании «Массандра-Киев». – Бутылки имеют натуральные пробки и запечатаны сургучом. При упаковке бутылок многолетняя пыль на них сохраняется. Этот мшистый налет – благородная пыль веков – считается своеобразным свидетельством почтенного возраста вина. Коллекция «Массандры» – одна из самых крупных и разнообразных в мире, больше миллиона бутылок. Но, как мы знаем, любая выдержка имеет предел. Это касается и вина, ведь не секрет, что многие из них превращаются в уксус после сверхдлительного хранения. Вот поэтому коллекция – это не музей изобразительного искусства или антиквариата. Вино – живой организм. Оно рождается, набирает силу, стареет и умирает. Согласно опытным данным науки и практики оптимальный срок выдержки десертных и крепких вин – 30-50 лет. Это тот возраст вина, когда оно проявляет все свои наилучшие качества. Поэтому надо знать, какое вино сколько лет можно хранить. Иначе можно купить уксус».

Но поскольку количество частных коллекционеров непрестанно увеличивается, появилась даже новая профессия – частный сомелье. Так, Андрей Крылов является персональным сомелье частной винной коллекции. В его обязанности входит не только знать, как правильно употреблять вина, но и как долго они хранятся, в каких оптимальных условиях, как не прогадать с выбором напитка: «Хорошие дорогие вина лучших винтажей требуют к себе очень пристального внимания и ухода. Так же, как маленькие дети. На состояние вина в бутылке влияет много факторов: должна быть постоянная температура не выше 15 0С, соответствующая влажность, определенное положение бутылки, сам погреб должен быть распложен на 15 м ниже основного уровня, чтобы не мешали никакие шумы. Естественно, подобный уход стоит немалых вложений. Но в это еще надо вкладывать и свою душу. Потому что вино – живой организм, к которому нужно относиться с любовью, трепетом и уважением».

Эксперт Андрей Зимин говорит, что «винная коллекция, как и любая другая, – это прежде всего увлечение, которое основано на пристрастиях, вкусах и предпочтениях. Одни собирают различное вино только своего года рождения, другие – только хересы разных производителей, третьи – только одну марку любых годов выпуска. Поэтому сложно говорить об отдаче от вложений в винные коллекции, хотя вложения эти бывают немалые – одна бутылка может стоить $5-10 тысяч, а ведь покупают не одну и много лет подряд. Но приносят они в основном эмоциональную радость. Вторичного рынка у винного антиквариата практически нет. Иногда бывает ощутимая финансовая отдача, но этого надо ждать лет 200. Так, уникальная бутылка самого старого вина массандровской коллекции «Хереса де-ла Фронтера» розлива 1775 года была продана на аукционе «Сотбис» за $50 тысяч в 2001 году».

Собственная винная философия

Великие вина обрастают великими историями, которые чтят на протяжении веков и вплетают в философию винодельческих традиций. Некоторые из них даже становятся девизом известных торговых марок. Так, легенда об адмирале Нельсоне и сейчас является символом семьи Баррос, которая производит «Порто Баррос», так полюбившееся адмиралу. Перед битвой он неторопливо допивал свой бокал. А старпому, который кричал ему: «Господь Бог не простит нам промедленья!», ответил: «Запомни на всю жизнь: время, проведенное с «Барросом», Господь Бог в расчет не берет!».

Александр Фельдман нашел в этом увлечении свою особую философию: «Я горжусь всей своей коллекцией и каждым ее экземпляром в отдельности. Однако, как и любая другая, моя коллекция содержит изюминки. Это полное собрание Chа^teau Mouton Rothschild (1925-2004 гг.), коллекция вин «Массандры» со старой этикеткой конца XIX – начала XX века, вина князя Голицына, привезенные им из Испании и Португалии, Chа^teau Petrus. Кроме того, у меня есть коллекция и крепких напитков – коньяк, существующий в мире всего в четырех экземплярах, а также коньяк, аналоги которого подавались еще к императорскому столу Наполеона Бонапарта. Сейчас моя коллекция насчитывает чуть более 2,5 тысячи экземпляров, но она все время пополняется самыми редкими и ценными видами вин. Приобретая конкретную бутылку вина или серию вин, я понимаю, что хорошее вино – это не просто старинная бутылка с пьянящей жидкостью уникального вкуса. Это еще и тот мостик, который соединят нас с историей. Каждый экспонат сам по себе – уже целая история, а коллекция экспонатов – это букет всевозможных историй. В перспективе мне хотелось бы открыть музей вина, который мог бы стать гордостью нашего государства. Я считаю, что страна, которая сохраняет лучшие ценности исторических эпох, достойна уважения и процветания. В этом для меня и состоит философия коллекционирования вин».

Спрос на мадеру возрождается

Знаменитое крепкое вино мадера получило свое название от португальского острова Мадейра, затерянного в Атлантическом океане. Первая лоза была доставлена на Мадейру в середине XV века с острова Крит. Уже к концу века мадера стала хорошо известна во Франции и пришлась по вкусу сдержанным английским знатокам. Восхитительное вино с тончайшим и прочным букетом, украшенным коньячными тонами, вобравшее в себя тепло тропического солнца, окрестили «дамским коньяком». При английском и французском дворах светские особы использовали это ароматное вино в качестве духов, опрыскивая им кончики пальцев и кружева. История сохранила имена многих выдающихся людей, которые были ценителями или страстными любителями мадеры. Среди них Джон Хэнкок, именем которого назван самый высокий небоскреб Чикаго, французский император Наполеон, Александр Пушкин, патриарх отечественного виноделия А. Егоров, пресловутый «сибирский старец» Григорий Распутин.

Мадерой была отмечена инаугурация первого президента США Джорджа Вашингтона, который был большим поклонником этого напитка. Достоверно известно, что после подписания «Декларации о независимости» были подняты бокалы именно с мадерой. Сейчас спрос на мадеру возрождается. Этот божественный напиток дарит радость и наслаждение тем избранным, кто его пробует.


Что из себя представляют коллекционные вина

Не всякое вино, пусть даже и французское, можно включить в коллекцию. Прежде всего коллекционное вино обязательно должно быть марочным (то есть выдержанное в бочках высокого качества, приготовленное из определенных сортов винограда, произрастающего в отдельных винодельческих районах); после окончания выдержки в бочке или резервуаре оно дополнительно выдерживается в бутылках не менее двух лет. Например, большинство виноградников Массандры расположены среди сосновых лесов, а это, по утверждению древних писателей Плутарха и Теофраста, придает вину особую мягкость. И если марочное вино, разлитое в бутылки, поместить в лежачем положении в прохладное темное место с постоянной температурой 14 0С и выдержать не менее пяти лет, то получится коллекционное вино. При надлежащем уходе за красными винами они могут храниться до 100 лет, а иногда даже дольше. Впрочем, сейчас основной инвестиционный инструмент винного коллекционера – красные вина моложе 30 лет. Если при формировании портфеля ценных бумаг существуют определенные стратегии подбора акций и облигаций в зависимости от соотношения «доходность/риск» по категориям ценных бумаг, то «типовых» винных коллекций не бывает. Главными ориентирами коллекционера здесь можно назвать:

∙ ценовые категории вин;
∙ производителей с заслуживающей доверия репутацией;
∙ экспертные оценки качества вина того или иного урожая.

Источник: «Aкцыз»