Союз виноградарей и винделов России На главную страницу
На главную страницу Карта сайта Обратная связь
Новости информационно-аналитического портала Виноградарство и виноделие РоссииТорговая система предприятий виноградарско-винодельческой отрасли РоссииЗаконодательство виноградарско-винодельческой отрасли РоссииАнализ виноградарства, виноделия и рынка винаМаркетинговые технологии виноделияТехнологии виноделияТехнологии виноградарстваСистемы автоматизации для виноградарских и винодельческих предприятийВыставки, конференции, фестивалиИнвестиционные проекты виноградарский компаний и винодельческих хозяйств РоссииВ помощь потребителюВинный туризмНовые статьи, материалы, обзорыГПРСХЦПВРезультаты поиска
Анализ виноградарства, виноделия и рынка вина / Регулирование алкогольного рынка / Регулирование алкогольной отрасли в Украине

Регулирование алкогольной отрасли в Украине

"Закон о винограде и виноградном вине" в Украине: От создания к действию

 


 Интервью с первым заместителем генерального директора корпорации "Укрвинпром" Владимиром Фуркевичем.



- Владимир Алексеевич, Вы были одним из тех, кто принимал непосредственное и самое активное участие в разработке закона, регулирующего винодельческую отрасль в Украине. Как Вы оцениваете "Закон о винограде и виноградном вине" в том виде, в котором он сегодня существует? Насколько, на Ваш взгляд, он способствует гармоничному функционированию и развитию отрасли?

- Действительно, работу над нашим законом о вине мы начали еще в далеком 1991 году, наибольший вклад в разработку этого основного документа отрасли внесли известные специалисты-профессионалы, многие из которых давно уже ушли в вечность. Это Дацько Владимир Алексеевич, Деменков Александр Петрович, Соколов Александр Сергеевич, Жукова Нелли Дмитриевна, Дорощук Ванда Ивановна и другие.

Приступая к работе над законом, мы исходили из того, что производство и продажа вин во всех винодельческих странах мира регламентируется специальными законами, которые принимаются для гарантии качества вин и защиты их от фальсификации. До 1917 года такой закон был и в царской России, а в 1987 было принято европейское законодательство по производству вин и виноторговле.

Общеизвестно, что в мировой практике вино является единственным пищевым продуктом, качество и подлинность происхождения которого защищается законом. Вы спросите, а почему такое повышенное внимание к вину? Да потому, что пока не существует объективных способов подтверждения происхождения вина по химическому составу. И если нашего потребителя совершенно не интересует, от какой породы коровы получено молоко, то ему очень даже не безразлично, откуда происходит вино. Например, рислинги из Севастополя, а мускаты с Южного берега Крыма в несколько раз дороже аналогичных вин из Евпатории или Джанкоя. Но если произойдет их подмена, то нет объективных методов, чтобы доказать это, так же, как невозможно доказать и сроки выдержки марочных вин, сортовой состав винограда, который использован для производства определенной марки вин, способ насыщения углекислотой игристых вин и многих других возможных способов подделки, которые имеются в арсенале фальсификаторов.

Нет этих проблем в ликеро-водочной и других отраслях, где подделка легко обнаруживается с помощью рутинных химических методов анализа. А "вино" часто полностью соответствует всем показателям стандартов, а в рот его взять невозможно. И доказать в суде, что это фальсификат, тоже нельзя. Этим и пользуется криминалитет.

Поэтому подлинность вина может обеспечить только государственный контроль на всех этапах его производства, начиная от винограда и кончая продажей потребителю. Закон должен быть нормативно-правовой базой для осуществления государственного контроля.

К сожалению, принятый закон такой базой не является, поэтому свою роль он не выполняет. Почему? Потому что, во-первых, в прошлом году заблокирована одна из главных его статей по созданию Государственной инспекции по виноделию и виноградарству, и таким образом со стороны государства нет контроля за соблюдением закона.

Во-вторых, в стране отсутствует единый государственный орган виноградно-винодельческой отрасли, который бы реализовал государственную политику, был бы "штабом" отрасли по координации работы предприятий, толкованию, внедрению, исполнению требований закона.

Третье: на последнем этапе по завершению работы над законом было проигнорировано мнение виноделов-профессионалов, и поэтому допущено в нем целый ряд серьезных технологических ошибок, неточностей и принципиально неверных положений. Кроме того, отсутствует механизм внедрения и функционирования закона, а это и соответствующие дополнения к Кодексу Украины об административных правонарушениях и Уголовному Кодексу Украины, это сотни различных правил, положений, инструкций. И пока все эти вопросы не будут решены, закон работать не будет, из-за этого он не может выполнять свое назначение.

- Вы имеете большой опыт общения с коллегами-виноделами из США, Франции, Израиля, Германии и других стран. Как Вы считаете, что можно было бы позаимствовать отечественному виноделию из аналогичных законодательных документов этих стран для более успешного развития?

- Наш закон разрабатывался с учетом положений законодательства по виноделию названных Вами стран. Требования к сырью и готовой продукции во многих случаях согласуются с ними, хотя есть у нас и свои характерные особенности. Например, если в технологии производства столовых вин у нас расхождений нет, то при выработке марочных крепленых вин мы не используем неочищенный спирт виноградного происхождения крепостью 50-80 объемных процентов, используем более качественный и менее токсичный спирт высшей очистки крепостью не менее 96,2 объемных процентов из зернового, зерно-картофельного и свекло-сахарного сырья. Есть и другие отличительные особенности.

Поэтому я считаю, что нам стоило бы, прежде всего, учитывать положения нашего отечественного закона о вине, который по предложению Государственного Совета и Государственной Думы был утвержден царем Николаем II 24 апреля 1914 года. Из этого закона и законодательства других стран следовало бы позаимствовать систему государственного контроля за его исполнением. Если не будет контроля, закон так и останется бездействующим, ситуация в отрасли не улучшится.

Из "Закона о винограде и виноградном вине" исключено ряд важных статей, которые были в проекте нашего закона. Например, для того, чтобы прекратить вакханалию на рынке сырья при закупке винограда для промышленной переработки, мы предлагали узаконить порядок расчетов за виноград, используемый для виноделия по аналогии с принятым порядком в развитых винодельческих странах, что отвечает условиям цивилизованной рыночной экономики, которая не признает как спекулятивно завышенных, ажиотажных цен, так и искусственно заниженных демпинговых цен в целях обойти конкурента. Однако статью эту из закона полностью исключили, ссылаясь на "свободные" цены на рынке. Но ведь ложно понимаемые, так называемые "свободные цены" являются не признаком рынка, а признаком базара. Настоящий рынок в цивилизованных странах - это не ценовой беспредел, а регулируемый государством процесс, тонкий балансовый механизм между спросом и предложением, который чутко реагирует на всякие внешние обстоятельства. Анархии цен он не терпит.

И вообще, тут уместно отметить, что рыночная экономика - это не анархия, а система хозяйственных взаимоотношений, управляемых государством. И путаница между рынком и базаром уже привела нас к тому, что мы, как говорил известный политик "маємо те, що маємо".

Для выполнения главных задач закона по усилению борьбы с фальсификацией винодельческой продукции мы хотели создать такой экономический мостик между виноградарством и виноделием, как это имеет место в цивилизованных винодельческих странах. Ведь там понимают, что для борьбы с фальсификацией должны быть включены не только правовые, нормативно-технические и технологические меры, но и обязательно экономические.

- На Ваш взгляд, что следует сделать для того, чтобы виноградарско-винодельческая отрасль в нашей стране процветала?

- Очень интересный вопрос, заслуживает большого внимания. Чтобы отрасль процветала, надо решить много проблем, я назову только основные. Для того, чтобы существовала отрасль, у нее должен быть свой "штаб", который бы реализовал государственную политику, координировал, направлял, контролировал деятельность виноградно-винодельческих предприятий. Он должен иметь широкие полномочия, включая вопросы лицензирования производства и реализации винодельческой продукции, импорта, экспорта, законодательной инициативы по отраслевым проблемам, разработки и утверждения нормативно-технологической документации и т.д.

При отсутствии подобного "штаба" отрасль нормально функционировать не может. Необходимо доработать и внедрить закон о вине, создать условия для его полноценного функционирования с жестким государственным контролем за исполнением его положений. Надо создать механизм внедрения и функционирования закона, а это сотни правовых, технологических, нормативных, сырьевых и других документов.

Без хорошей сырьевой базы, которая является основой виноделия, отрасль существовать не может. Необходимо восстанавливать и совершенствовать сырьевую базу виноделия, посадку виноградников расширять только высококачественными, европейскими сортами, которые могут обеспечить производство конкурентоспособной винодельческой продукции. Только оснащение отрасли современным технологическим оборудованием и тарой может способствовать ее процветанию. И, конечно, без хорошо подготовленных специалистов-профессионалов справиться с задачей восстановления и развития отрасли просто невозможно. По-прежнему везде и всегда, кадры решают все.

- Тема фальсификата вин Украины очень активно обсуждалась в последние месяцы. К сожалению, не обошлось и без приемов "черного" пиара, когда 90% отечественной винодельческой продукции называлось подделкой. На Ваш взгляд, как сегодня в действительности обстоит дело с винным фальсификатом в нашей стране? В какой степени, по Вашему мнению, "Закон о винограде и виноградном вине" способствует борьбе с этим явлением? Что, возможно, следовало бы изменить, на Ваш взгляд, для более эффективного решения проблемы?

- Фальсификация сегодня является главной проблемой винодельческой отрасли, именно она ведет к ее сворачиванию, и если не остановить фальсификацию, то это может привести к полной ликвидации отечественного виноделия, в чем очень заинтересованы наши конкуренты.

Фальсификата у нас, безусловно, много. Главная причина известна - это полная бесконтрольность винодельческого производства со стороны государства. Но вместе с тем трудно поверить, что из 10 бутылок украинских вин на полках магазинов 9 бутылок наполнены не вином, а суррогатом, как утверждают некоторые "знатоки". Чтобы так заявлять, нужно иметь очень серьезные основания. Обвинить, очернить всех и вся недопустимо, оскорбительно и неэтично.

Мы, например, не можем усомниться в честности и порядочности специалистов-профессионалов традиционных, старейших, исконно винодельческих украинских предприятий. А их удельный вес в общем объеме производства во много раз больше 10%. Ничем нельзя подтвердить эти 90%. Когда-то наш преподаватель говорил, что если не знаешь, откуда взять какую-нибудь цифру, бери ее из "Справочника Стеля" (потолок).

Что касается второй части вопроса, то я фактически уже ответил. Пока закон несовершенный и нет контроля за его внедрением и исполнением, он не может способствовать борьбе с фальсификацией вин. Отбрасывание необходимости Госинспекции можно объяснить либо непониманием ее роли и значимости, или же в намеренном торпедировании закона.

Без инспекции, которая обеспечивает сквозной контроль виноделия на государственном уровне, трудно говорить о реальности борьбы с фальсификацией вин. Ведь закон основан на профессиональном контроле производства вин - от выращивания винограда до реализации готовой продукции. Никакой другой орган в виду своей некомпетентности не справится с этой задачей. А фальсификацию вина надо предупреждать, не допускать саму возможность ее осуществления. Если это не сделать по ходу производства, то в дальнейшем уличить фальсификатора часто просто невозможно.
 

Источник: Журнал DRINKS+